Свой взгляд arrow Земляки arrow Когда поэт поэту...
Когда поэт поэту...
Рейтинг: / 68
ХудшаяЛучшая 
Автор Михаил АСС   
04.01.2010 г.

ImageКрасивый, современный театральный зал. Публика, занявшая почти все места, внимательно слушает. Народ
в зале, по большей части, немолод.
На сцене высокий, худощавый человек. Он тоже не слишком молод, под стать своим слушателям. Громким голосом, эмоционально, с присущими ему одному интонациями, он читает стихи. В правой руке человек держит листки с текстом, а левая, то, сжимаясь в кулак, то, открывая ладонь, так знакомо движется в ритм чтению.

Приходит воспоминание.
Мне 10 лет. Из разговора мамы с подругами я уловил два незнакомых слова: "Евтушенко" и "Бабий яр". Тогда я не понял ничего. Но очень скоро узнал, что есть такой молодой поэт, его зовут Евгений Евтушенко, и он написал какое-то стихотворение, которое просто перевернуло умы людей тогдашней страны СССР.
А потом по радио Бернес спел "Хотят ли русские войны". И мама принесла откуда-то маленькую книжку с портретом молодого человека в плаще, читающего стихи толпе на площади. Так в мою жизнь вошел Евтушенко. Я перечитывал его сборники, учил стихи наизусть, выступал с ними на школьных вечерах и конкурсах.
В 65-м грянула "Братская ГЭС". Эта поэма, уже знаменитого к тому времени автора, еще раз доказала, что истинная поэзия - большая сила.

Я взрослел. Появлялись все новые стихи. Не только Евтушенко, и другие замечательные современные поэты стали мне дороги и интересны. Но он остался первым. С него началось мое пристрастие к поэзии.
Мне довелось слушать его выступления в переполненных залах дворцов спорта и на открытых площадках.
Он дал мне автограф и пожал руку своей огромной мужицкой пятерней. Автограф  храню до сих пор, взял его с собой, когда уезжал из России навсегда.

Когда-то, лет тридцать назад, совсем молодым, я написал стихотворение, в котором попытался уловить стиль Евтушенко, его манеру и некоторые черты характера. Я работал тогда в небольшой районной больнице. Стихи были снабжены медицинской тематикой и помещены в стенгазете.

И вот теперь, когда Евгений Александрович приехал выступать к нам в Израиль, я решил, что неплохо бы показать ему эти давние стихи, написанные о нем. Когда он закончил выступление и, усевшись на стул посреди сцены, надписывал книги двигавшимся к нему цепочкой поклонникам, я, дождавшись своей очереди, вручил ему листок.
Мэтр посмотрел на мои строчки и вдруг начал в полный голос читать, одобрительно улыбаясь. Читать именно так, в той своей, особой манере, которую я и пытался выразить в стихах.
Не стану вам рассказывать, что творилось в ту минуту в моей душе...

А стихи вот какие.
Что мог бы написать Евгений Александрович Евтушенко, если бы лечился у нас в отделении реанимации.

Я бит бывал нередко, братцы,
но вам скажу без громких фраз:
не знал других реанимаций,
чем блеск влюбленных женских глаз!

Меня крутило и бросало,
вокруг меня сжимался круг.
Но валидол мне заменяло
прикосновенье женских рук!

Как становился я, бывало,
тяжел, неповоротлив, груб...
И вкус мне к жизни возвращало
касанье теплых женских губ...

А если суждено сорваться
мне как-нибудь с обрыва вдруг
пускай проводит на кремацию
сплочённый строй моих подруг.


Михаил АСС (Израиль)
Фото: Евгения АСС (Нагария, Израиль)
Январь 2010 года
Нагария (Израиль) - Магнитогорск (Россия)

 
« Пред.   След. »