Свой взгляд arrow Гражданское общество arrow "Почему?" для губернатора
"Почему?" для губернатора
Рейтинг: / 80
ХудшаяЛучшая 
Автор Наталья МИРОНОВА, Алексей ТАЛЕВИН.   
19.09.2009 г.

Открытое письмо
Губернатору Челябинской области П. Сумину
в связи с невыдачей лицензии
на продолжение переработки топлива на ПО "Маяк".


Уважаемый Петр Иванович!

ImageКак Вам уже известно, Госатомнадзор России, федеральный надзорный орган в области использования ядерной энергии не продлил лицензию на деятельность завода 235, завода по переработке отработавшего ядерного топлива, основного предприятия ПО "Маяк".
Основание отзыва лицензии - систематическое нарушение ПО "Маяк" Водного кодекса и Закона
"Об охране окружающей среды", запрещающих сброс жидких радиоактивных отходов в открытые водоемы нашей области.

Причина остановки завода 235 (РТ-1), возникла не сегодня. На протяжении всей своей истории химкомбинат сбрасывает жидкие радиоактивные отходы в открытые водоемы, объекты окружающей среды, игнорируя современные требования экологической безопасности. Радиоактивные отходы продолжают сливать в естественные и искусственные водоемы, никак не изолированные от окружающей природной природы.
В результате деятельности ПО "Маяк" произошло и происходит радиоактивное загрязнение значительной территории Уральского региона, в том числе и водных объектов. Основными источниками радиоактивного загрязнения являются радиоактивные сбросы в реку Теча и в окружающие ПО "Маяк" водные объекты.
Крайне неблагоприятная радиационная обстановка в Челябинской области является одной из основных причин высокой заболеваемости и смертности проживающего на его территории населения.

Подобная ситуация могла сложиться только в результате бездействия уполномоченных органов государственной власти, в том числе, и администрации региона. Мы просим ответить на вопросы, которые интересуют многих жителей нашей области.
Почему политический лидер Челябинской области Петр Сумин с 1993 года настаивает на запредельно дорогом строительстве Южно-Уральской атомной станции, вместо того, чтобы озадачиться мерами по предотвращению прорыва плотины на последнем 11 водоеме Теченского каскада, что сделать гораздо дешевле, быстрее, и результат предотвращенной катастрофы был бы уже сегодня?
Почему строительство Южно-Уральской атомной станции считается руководством Челябинской области панацеей от всех экологических проблем, возникших в результате деятельности ПО "Маяк"
и почему не рассматриваются другие варианты?
Почему глава администрации Челябинской области Петр Сумин так и не поддержал в 1996-1997 гг. строительство сухого хранилища для топлива атомных подводных лодок на Севере, несмотря на то, что Норвежское правительство имело твердое намерение профинансировать его, и, в результате, отработанное ядерное топливо с Севера продолжают ввозить в нашу область?
Почему губернатор Петр Сумин допустил в 1998 года строительство хранилища плутония в Челябинской области в 100 км от государственной границы, поставив население края в ситуацию крайнего риска, в том числе и террористических акций?
Почему о таком опасном объекте не информировано должным образом Министерство по Чрезвычайным ситуациям и не заказан план ликвидации чрезвычайной ситуации в области в случае аварии на этом объекте?
Почему в 2003 году губернатор Петр Сумин обещает Президенту России невозможное: изобрести
за несколько миллиардов долларов из государственного бюджета, средств налогоплательщиков, способ переработки отходов с помощью Южно-Уральской атомной станции, - вместо того, чтобы договариваться о разумном, но срочном выделении средств на экстренную модернизацию аварийной плотины 11 водоема? Плотину из-за несовершенства конструкции может прорвать уже в течение ближайших 3 лет, 400 млрд. кубометров жидких радиоактивных отходов покатятся в Ледовитый океан, смывая прибрежные села на Тече, Исети, Тоболе и Оби.
Почему губернатор Петр Сумин игнорирует информацию об острой, кризисной экологической ситуации в области в связи с продолжающейся переработкой топлива и производством и сбросом радиоактивных отходов, поступающую от общественных объединений?
Почему губернатор Петр Сумин не реагирует на информацию государственных ведомств о том, что
в области сложилась кризисная экологическая ситуация в связи с поступлением радиоактивного загрязнения из Карачая в Теченский каскад?
Почему губернатор Петр Сумин попустительствует ПО "Маяк", которое в нарушении Закона "Об охране окружающей среды" и Водного кодекса сбрасывает жидкие радиоактивные отходы в отрытые водоемы? Почему, практически, став на защиту конституционных прав и интересов жителей Челябинской области, эту деятельность прекратило лишь федеральное ведомство - Госатомнадзор,
а правительство области продолжает хранить молчание?
Почему население нашей области должно нести ответственность не только за "результаты поспешного освоения технологий" и героическое ядерное прошлое, но и за настоящее, сегодняшнее, некомпетентное управление экологическими проблемами области?

Движение "За ядерную безопасность"
неоднократно привлекало Ваше внимание к проблеме систематического нарушения ПО "Маяк" российского законодательства.
Мы с 1990 года собирали подписи жителей области и передавали их администрацию области, депутатам и в правительство, проводили публичные акции, вели переговоры с местной властью и правительством, и обращались в суд.
ImageИ, наконец, в мае 2002 году мы выиграли в Верховном Суде процесс об отмене разрешения на переработку отработавшего ядерного топлива на невозвратной основе. Практически, это решение Верховного Суда России о запрещении переработки топлива со сбросом отходов в водные объекты.
Не предоставление Госатомнадзором России основной лицензии ПО "Маяк" стало результатом многолетнего общественного “призыва” к этому предприятию соблюдать российское законодательство.
В очередной раз свою обеспокоенность Госатомнадзор изложил в справке для Парламентских слушаний в Государственной Думе России "О регулировании безопасности при обращении с жидкими радиоактивными отходами, накопленными в Теченском каскаде водоемов" 29 ноября 2002, на которых присутствовали представители администрации Челябинской области.  
Госатомнадзор отмечает, что ПО "Маяк" не выполняют требуемый современным законодательством Российской Федерации и международными правовыми документами объем работ, направленных на повышение безопасности водоемов-хранилищ жидких радиоактивных отходов.
Не проводится тщательный анализ источников формирования сбросов, отсутствуют детальные программы прекращения сбросов отходов в водоемы-хранилища. Ежегодные сбросы жидких отходов только в водоемы В-3 и В-4 Теченского каскада составляет около 3 тысяч кюри при объеме около
4 млн. кубических метров. Отсутствуют проекты вывода из эксплуатации водоемов-хранилищ ЖРО.
Не уделяется должное внимание разработке технологий переработки низко- и среднеактивных ЖРО. Не в полной мере реализованы все необходимые меры по мониторингу фильтрационных утечек через чаши водоемов-хранилищ ЖРО и миграции радионуклидов в окружающей среде.  
Проводимые работы по консервации Карачая практически сводятся к созданию на площадке этого водоема приповерхностного хранилища твердых радиоактивных отходов, содержащих долгоживущие радионуклиды.
Решение проблем долговременной безопасности водоемов-хранилищ ЖРО эксплуатирующими организациями отложено. В настоящее время водоемы-хранилища Теченского каскада водоемов эксплуатируются, в основном, в соответствии с отраслевыми документами…
Указанные ведомственные документы создавались на основе законодательства СССР и, как правило,
не отражают подходов к обеспечению безопасности при решении проблем реабилитации территорий в свете современных требований, установленных законодательством РФ, Международными правовыми документами и рекомендациями международных организаций… Эксплуатация Теченского каскада водоемов осуществляется с нарушением ряда положений нормативных правовых документов.
Закончившаяся в декабре 2002 года лицензия была выдана "Маяку" в порядке исключения сроком
на один год - под обещания привести деятельность предприятия в соответствие с действующими экологическими нормативами. ПО "Маяк" этого не сделал.

Современное предприятие не может считаться высоко технологичным и отвечающим требованиям времени при таком отношении к экологическим требованиям и действующему законодательству, как это сложилось на ПО "Маяк", и в Минатоме в целом. Об этом неоднократно с тревогой говорили не только лидеры экологического движения, но и многие ученые, политики, надзорные ведомства.
А "Маяк" продолжает жить, словно он в прошлом веке, когда Атомград ковал ядерный щит СССР,
а экологические, правовые, этические, социальные вопросы вообще никого не трогали.

Но на дворе 21 век. Изменились не только экологические требования, уровень общественного мнения, профессионализм общественных организаций -  изменилась страна, мир стал другим. Поэтому-то директор химкомбината В. Садовников сравнивает вверенное ему производство
с "пожилыми родителями… Родитель сделал, что мог, и должен уйти".
Именно в этом и заключается главный принцип развития - устаревшие технологии должны уходить.
От морально и физически устаревших технологий либо отказываются совсем, либо им на смену вводят более современные, отвечающие букве закона, и требованиям времени, наконец.
Но когда менеджмент предприятия или региона, в погоне за сиюминутной, и чаще всего личной или узкого круга лиц выгодой, не обеспечивает своевременную замену технологий - возникает кризис.
Ситуация на ПО "Маяк" - пример из школьного учебника.
Это кризис не только технологий, но и команд, стоящих у руля, и ядерного предприятия, и области.


Наталья МИРОНОВА,
председатель "Движения за ядерную безопасность";
Алексей ТАЛЕВИН,
вице-президент общественного объединения "Правосознание".
Январь 2003 года
Челябинск 

 
« Пред.   След. »