Свой взгляд arrow Журналистика arrow Застывшая музыка души...
Застывшая музыка души...
Рейтинг: / 18
ХудшаяЛучшая 
Автор Елизавета СОКОЛ   
15.05.2009 г.

Знаете, работу кого из управленцев местного масштаба легче всего оценить каждому человеку? Управления архитектуры и градостроительства и Управления благоустройства города. Тут не нужно знать какие-то нормы, правила, условия. Просто идешь и смотришь. И если на фасаде здания рядом с мемориальной доской висит реклама пирожков с капустой, и тут же стоит переполненная урна, то начинаешь задумываться о работе вышеназванных управлений.

Если посмотреть на «архитектурный облик» Магнитогорска, то появляется резонный вопрос: «А есть ли в городе архитектор вообще?» Оказалось: есть! И очень даже «приятный во всех отношениях» архитектор.

Образован: «В 1995 году я закончил Уральскую архитектурно-художественную Академию. В 2000 году в этой же Академии закончил  аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию».

Имеет опыт работы: «Первое частное предприятие, рекламное агентство, я создал в Екатеринбурге в 1996 году, еще во время учебы в аспирантуре - надо было содержать семью. Второе - в 2000 году в Челябинске - Уральский институт урбанистики. Очень редкое для постперестроечного, рыночного времени событие: создание нового института не на базе чего-то уже существующего, а новое, с серьезным уклоном в науку, активно сотрудничающее с Российской Академией архитектуры и строительных наук. Мы занимались проектированием генеральных планов крупных мегаполисов. Считаю это очень серьезным достижением в жизни, едва ли не главным в профессиональной сфере. Институт существует и сейчас, это достаточно успешная организация».

Трудолюбив:
«Может быть это неправильно, но не могу привыкнуть, что люди убегают домой, как только закончился рабочий день. Я не ухожу домой до тех пор, пока не закончу дела, которые необходимо сделать именно сегодня. Мы приходим в администрацию проблемы людей решать, а не на работу».

Честолюбив: «В плане самореализации, мне Екатеринбург не подходит. Там чего-то добиться в профессиональном плане можно будет годам к 50-ти. В городе очень суровая конкуренция на рынке профессионалов - много высококачественных архитекторов. И как на любом профессиональном рынке, тем более, связанным с недвижимостью, с управлением городом, строительством, огромную роль играют связи, контакты, родственные отношения. А годам к 50-ти приходит уже заработанное тобою лично за твою собственную жизнь.
Хотелось начать профессиональную деятельность в другом месте - поэтому решил попробовать в Челябинске. Там первый опыт был достаточно удачным. Как раз было чистое поле, интерес к градостроительной документации только-только возрождался. Мы оказались в нужное время в нужном месте и достаточно много интересного наработали. Получили определенный авторитет в профессиональной среде.  
Мне показалось логичным, одним из следующих шагов в профессиональном росте, принять предложение, которое поступило от администрации города Магнитогорска.
Во-первых, место для проживания, мне кажется, очень удачным с точки зрения всех функций.
Во-вторых, здесь отличные профессиональные возможности. В городе-миллионнике главный архитектор значит достаточно мало в силу масштабов субъектов, которые там существуют. Здесь субъекты тоже очень масштабные, поскольку иерархия выстроена единая. Но понять свои возможности можно, и организовать самореализацию абсолютно возможно. Здесь есть конструктивная атмосфера в плане самовыражения, какие-то идеи претворять в жизнь в Магнитогорске гораздо легче.
В-третьих, я считаю очень хороший подход, что в администрации очень много молодого народа, который пока еще занимается не организацией своей будущей жизни, а самовыражением. Это хорошая тенденция».

Обладает нравственными качествами:
«Не понимает чиновник, что у него гораздо больше обязанностей, чем привилегий. Власть теперь существует как цель, а не власть как средство решения проблем разных людей и работы на благо города».

Патриотичен:
«Я родом из Магнитогорска, жил здесь до 13 лет. В это время человек уже достаточно много успевает в жизни. Осознать и город запомнить, в том числе. И к 13 годам уже успел сформироваться патриотизм, особенно учитывая, что мы жили в Советском Союзе.
Патриотизм магнитогорский… он не проходит. В нашем городе это доходит буквально до патологического состояния. Многие особенно успешные люди живут здесь не потому, что пока не могут перебраться в Москву или какое-то еще более приличное место (Санкт-Петербург, какие-то зарубежные города) как более высоко стоящая ступень. Очень многие люди объективно сильно любят свой город и живут в Магнитогорске, потому что хотят жить именно здесь.
Я думаю, этому немало способствует практика левого берега.
Мы часто занимались маркетингом территории. Это такое модное направление, когда исследуют самоопределение территории в плане своего развития. Один их аспектов исследования - патриотизм населения по отношению к данной территории. В Магнитогорске патриотизм развит очень сильно у всех. Мне это было симпатично всегда. Было и остается понятие Родины. И существует малая Родина. Мне Магнитогорск был дорог всегда, сколько бы не жил в других городах».

Вот такой он - Илья Вадимович Пономарев, начальник Управления архитектуры и градостроительства администрации города Магнитогорска, главный архитектор города, кандидат архитектуры. Работает в этой должности с 1 марта 2006 года.

- Какие качества надо иметь для того, чтобы быть главным архитектором?

- Хороший вопрос. В идеале нужно или в реальной жизни?

- Если вы идеально подходите на эту должность, то я про вас…

- Идеально? Хотелось бы. Время покажет…
Думаю, для начальника Управления необходимо иметь образование по специальности «архитектура», считаю это очень существенным. Потому, что при всем уважении к строителям, архитектура достаточно специфическая область деятельности. Главный архитектор - это не случайно - главный архитектор.
Считаю, что для главного архитектора очень полезен опыт защиты ученой степени. Потому, что когда пишешь диссертацию, получаешь опыт систематизации, обобщения. Ведь главный архитектор - это не главный специалист, который умеет лучше всех нарисовать дом, а главный специалист, который способен оценить чужую работу. Тут интересная специфика. Если сравнивать с другими видами искусства, то главный архитектор - это, скорее критик, чем создатель. Он должен не проектировать город, а, выдерживая какую-то идеологическую линию, дать всем возможность проектировать. При этом, сохраняя общую концепцию, понять, почувствовать, что сделал проектировщик. А для этого нужны скорее, качества критика, а не гениального проектировщика. Я себя к гениальным проектировщикам не отношу, но оценить, что хорошо, что плохо - способен.

- Можно сказать, что город в вашем лице приобрел гениального критика?

- (Смеется) Думаю, да.
 
- Поделитесь своими впечатлениями об архитектуре Магнитогорска.
- Архитектура города особенная!
Особую ценность представляет Ленинский район - это архитектура тотального режима. При этом ее происхождение связано как раз на сегодня нам кажущимися аморальными понятиями - подавление личности…Но то, что построено именно в то время - это прямо картинки из учебников. Архитектура этой части города очень хорошая. Но ее серьезно испортили во время демократических перемен. И виноват даже не демократизм, а бесхозяйственность управленцев. Странно, что никто не запретил стеклить балконы, выходящие на центральные улицы, и навешивать новые. Я обозначил это как проблему, но понимания не нашел...
Ведь никому не приходит в голову купить телевизор компании «Сони» или «Мерседес» и что-нибудь от себя приделать: бубенцы повесить, покрасить покрасивей. Мы доверяем профессионалам и принимаем их работу такой, какой она представлена потребителю. Но почему надо думать, что профессионалы-архитекторы не подумали о внешнем виде здания? Это - недостаток культуры восприятия.  
Я бы хотел изменить у магнитогорцев ценностные ориентиры. В общественном сознании должно быть понимание, что есть ценные вещи с точки зрения архитектуры - ансамбли старой части города. И это общая ценность, а не ценность тех жителей дома, у которых квартиры на проспекте Металлургов. Когда я начинаю говорить об этом, а люди не понимают, причем здесь, в администрации, не понимают, это меня смущает. Я понимаю, что предстоит большая работа.

- Может быть, не понимают потому, что это именно их застекленный балкон выходит на центральную улицу…
- Если так было, то было бы проще. Но они вообще не понимают, почему это плохо. «Людям удобно», - убеждают меня. Наверно, да.
Но есть личное - это когда только тем людям, которым удобно.
А есть общественное - когда архитектурная ценность принадлежит всем. Фасады Магнитогорска внесены в немецкие учебники по градостроительству. В Европе изучают опыт проектирования нашего города, нам его преподавали как образец. Сюда можно приглашать на экскурсии - изучать как надо градостроительством заниматься.

- Сейчас вы говорите о Ленинском районе. А левобережная часть города?

- Левый берег тоже очень интересен с точки зрения архитектуры. Там строительство велось как конструктивистский ансамбль, который проектировал известный немецкий архитектор Эрнст Май «со товарищи». Тогда, в 30-е годы на уровне Европы это звучало как уникальный проект, который был заметным явлением в мировом масштабе. На Урал ехали лучшие архитекторы, здесь можно было реализовать очень серьезные задумки, инвестором выступала страна, ресурсы были огромные. Сейчас ансамбль, к сожалению, абсолютно потерялся из-за статуса левого берега, много не сохранилось.

- Что вы можете сказать об архитектуре новой части города - Правобережном и части Орджоникидзевского района, расположенной на правом берегу?
- Говорить об архитектуре объектов, об архитектуре застройки, по-моему, не приходится. Тем более, о какой-то комплексной архитектуре.
Многие годы у архитектора было единственное выражение профессии - планировка микрорайонов, а еще точнее - надо было расставить типовые кубики-здания. Планировочно многие вещи очень интересные. Бывают такие задания: какое-то самоограничение задается архитектору, и он пытается что-то сделать в ограниченных условиях Это возможно, некоторыми местами даже интересно. Есть какие-то променады, какие-то улицы - именно как удачные градостроительные структуры.

- В новых строящихся районах такая же ситуация?
- Новые районы строятся по тем же принципам, что и раньше. 145 микрорайон - это такой же микрорайон советской эпохи, может быть немножко разбавленный нетиповыми домами. Но сам подход не поменялся. Задача - дать жилья людям. И нет готового решения, которое можно предложить: красиво и полностью удовлетворяет по другим параметрам (цене, прочности, безопасности, экологичности).
Вот опять сложность работы главного архитектора - тут отказаться нельзя в строительстве, надо сейчас это осваивать, нужны новые квартиры. Приходится быть способным к полиативам (половинчатым решениям, можно заменить на «компромиссам»). Это, кстати, не свойственно гениальным творцам. Они обычно говорят: либо - так, либо - никак. А здесь надо какие-то конструктивы выискивать.
Сейчас мы потихонечку начинаем готовить предложения по каждому участку города, который потенциально может быть застроен. Для того чтобы в тот момент, когда на этот участок города будет обращено внимание, было что предложить, хотя бы в эскизном плане. В противном случае этим начинает заниматься инвестор. И тогда, зачастую, архитектор - далеко не первый к кому он обращается.

- Что, на ваш взгляд, нужно взять из исторического прошлого, чтобы архитектурное будущее Магнитогорска имело такую же ценность, как архитектура левобережной части города и Ленинский район?
- Для этого нужна нормативная документация. И задача номер один - разработка Генерального плана и проект планировки центра города. Если сумеем за ближайшие два года грамотно это делать - задача минимум выполнена. Сейчас два института из Санкт-Петербурга, которые выиграли тендер, занимаются именно этой работой.
Не знаю, удастся ли создать такой проект, который сам по себе был бы как памятник архитектуры. Когда в 30-е годы город проектировался, он проектировался сразу, единомоментно как город. В 70-80 годы был другой генеральный план, город вновь проектировался - не маленький, не средний, а немного поменьше, чем он сейчас. Благодаря именно этому мы только сейчас начинаем получать проблемы транспортные, инфраструктурные и социальные - благодаря осмысленной и целенаправленной планировке.

- Это стратегическая задача. А тактические задачи, на ваш взгляд, какие первоочередные?
- Наиболее острая тактическая задача - систематизация порядка согласования. С одной стороны - ужесточение правил, с другой - профессионализация. Что сейчас происходит? Приходит заказчик, сдает часть документов, а остальные несет еще 6-9 месяцев. Мне кажется, что мы чересчур нянчимся с теми, кто к нам ходит: даем бесконечные консультации, рассказываем, что надо донести, довложить, дооформить - собес какой то. Не надо тратить время и делать работу за кого-то, надо работать только на город - заниматься работой по анализу конкретного объекта.
Ведь на самом деле речь идет о серьезных проектах, серьезных инвестициях. Прежде, чем придти в Управление, надо нанять серьезного профессионала, который оформит все, что положено. Архитектура - это очень профессиональная сфера деятельности. И поэтому хождение заказчика я вообще бы прекратил - надо, чтобы ходили проектировщики. Ведь если приходит проектировщик и заказчик, я при заказчике из корпоративной солидарности не могу сказать проектировщику - ты бездарь, ты сделал плохую работу. А у проектировщика заказчик тоже постоянно стоит над душой - сделай это так, здесь иначе. И проектировщик нарушает нормативные требования, идет навстречу заказчику.
Сейчас что получается, когда проектировщик постоянно нарушает нормы, а я не подписываю проектную документацию? Мне заказчик говорит: это уважаемые люди делали, ГИПы, ГАПы нам нарисовали, они, что, хуже вас понимают? Не надо жить по принципу – за деньги нарисую что угодно. Если будет ходить только проектировщик, то он будет знать, что все должно быть сделано по нормам, иначе не пройдет никакой проект. И мне разговаривать даже с очень уважаемым торговцем продуктами или металлом о его проекте очень сложно. Я не могу даже профессиональные термины употреблять - у нас разный профессии. Я не советую как правильно организовать логистику раскрутки магазинов. А мне человек другой профессии постоянно что-то объясняет про архитектуру. И очень часто обсуждения сводятся к фразе: ну это же красиво! При профессиональных различиях понятие «красиво» у нас порой несовместимы.
Если удастся добиться профессиональных представителей со стороны заказчика, то и мы будем работать быстро.

- Сейчас мы говорим о будущих проектах. А что будет с тем, что уже построено? Был скверик напротив кинотеатра «Современник», теперь здание стоит. Были посадки между домами возле киноконцертного зала «Партнер», теперь там строится гостиница. Жители, которые в окно своей квартиры видели городские пейзажи, теперь видят «большие коробки» - новые магазины…
- Это следующий уровень «балконов на фасадах». Более высокого уровня люди, так же при отсутствии внятной градостроительной политики получили все разрешающие документы на строительство. «Максимус», например. Магазин сам по себе - неплохая постройка. Но он не должен стоять в том месте, где стоит.

- Такие здания будут сносить, это переносить или мы будем ждать, пока инвестор покроет все свои затраты получит прибыль? А в это время менее обеспеченные люди будут лишены нормативно гарантированных аспектов жизнеобеспечения, удобства и красоты.

- Подобные проблемы решать очень тяжело. В каждом отдельном случае будем рассматривать и принимать решения индивидуально. Сносить - это крайне сложно, это нереально. Что-то изменить можно только спровоцировав комплексную реконструкцию микрорайона. Если придет очень мощный инвестор, которому мы скажем: переговорите со всеми. Но такие предложения есть только по центральным районам города.
            
- Такие предложения уже есть?
- Да, очень серьезные, финансово обеспеченные предложения. Тут не хочется спешить. Мы очень тщательно и серьезно будем готовить эти решения.

- Это инвестиции городских жителей или иногородних?
- Это и Москва, и зарубежные инвесторы. Я не исключаю, что комбинат примет в нем участие в подобных проектах.

- Когда будут такие вещи происходить, что будет с людьми, которые там живут?

- Обычно кроме улучшения у них ничего не бывает. Например, жители улицы Уральской получили вместо щитовых квартир жилье в новых районах. С психологической точки зрения это сложно: люди, особенно пожилые, которые привыкли к проживанию в определенной части города, испытывают дискомфорт. Моральная составляющая – это характерно для крупных городов. Бабушка говорит: Я здесь родилась, здесь и умру, потом сносите. Неизбежный конфликт, на деньги не все пересчитать можно.
Но надо привыкать, что что-то в деньги пересчитать придется. Допустим, если мы запустим программу по сносу этих навешенных балконов, или программу «по расстеклению», то надо сразу прикинуть, за какие деньги вы готовы от этого «народного творчества» отказаться. Но надо еще учесть, что у нас есть жесткие методы давления и возможность что-то решать через суд…

- Есть еще один момент. Очень раздражают разноликие порожки и лесенки. И выложенные где-то разноцветной плиткой, где-то галечкой, где-то песочком заплатки на тротуаре. И заплатки на домах все цветов радуги, написанные порой с ошибками разными гениями рекламных услуг. Может быть, можно начать приводить к единому знаменателю всю эту красоту уже сегодня или завтра - ведь это, наверное,
не очень дорого...
- Это тоже из понятия «красиво». Частнику надо объяснить, что по проспекту Ленина, даже если ему кажется, что он очень много денег потратил на оформление, надо соизмерять свои права на изменение профиля магазина и требования администрации. Во Франции, например, весь фасад - и дворовый, и лицевой, и подъезды - содержаться теми магазинами, которые расположены на первом этаже дома. И это ни у кого не вызывает возмущения. А в некоторых местах, там, где есть кондоминиум, еще оплачивает аренду. И это никого не приводит в возбуждение или негодование.
Мы сейчас выдаем всем предписания. Эта «заплаточность» должна уйти. Мы требуем у всех паспорт фасада. Более того, по тем местам, где уже сделано благоустройство, будем менять некоторые вещи. И я считаю, что надо предпринимателям с пониманием относиться к такой работе.

- Еще один очень острый момент - проблема гаражей, стоянок.

- Это тоже длительная работа. Все должны привыкнуть, что иметь гараж в центре города, это роскошь. Постепенно такие гаражи будут упраздняться. Проектирование первых многоуровневых гаражей началось. Уже отведено место для 3 парковок. Конечно, будем локализовать их более разумно, они будут ближе к месту проживания.

- У вас есть единомышленники, которые понимают, что вы делаете и почему?

- Я надеюсь, что есть. Конечно, та структура, которой я руковожу, еще привыкает ко мне. Я планирую очень серьезно поработать над кадровым составом. Хотя это непростая затея, признаюсь сразу.

- Вы хотите поменять кадровый состав, потому, что они вас не слышат, они не хотят ничего менять, они привыкли «как раньше», они не разделяют вашу позиции, у них есть другая точка зрения?..

- Не знаю, разделяют они мою позицию или нет, я не со всеми общался. Дело в другом. Многие приходили работать
в администрацию не как специалисты для выполнения определенных задач в интересах города в целом и отдельных людей в частности. Было большим счастьем  попасть в администрацию, все равно куда, лишь бы в администрацию.
Люди пришли, чтоб иметь власть. И нет желания поделиться властью. И сидят такие, немножечко князечки  - этот момент у многих есть. И не шевелится, и не делает ничего, и человек очень важный - его не обойти.  
Надо очень четко понимать: решения принимает глава. Значит, надо обеспечить их подготовку и исполнение.  И никакого делегирования властных полномочий нет и быть не может, надо это понять.

Мы еще о многом говорили  с Ильей Вадимовичем. И о профессиональном позиционировании.
И о публичном праве людей жить в красивом городе.
И о виртуализации, декоративности, временных формам современной архитектуры.
И о необходимости занимаемся объемом квадратных метров, а не внешним видом этих квадратных метров.
И о гуманности Магнитогорска как города. И об архитектуре как моральном и эстетическом  конгломерате.  И о прибыли, которую приносит архитектура.
- Архитектура - застывшая музыка души… - произнесла я.
- «Архитектура - застывшая музыка души…» Интересная мысль, - произнес главный архитектор города. - Но застывшая музыка у нас уже врядли будет. По одной простой причине…
И пошла речь об архитектуре как отражении стремительно меняющейся действительности…

…Дилетантам спорить с профессионалами - забава не разумная. Но все-таки я уверена: архитектура - застывшая музыка души. Если в душе только звон монет, то и в городе только то, что есть в городе: убожество мысли, убожество формы, убожество стремлений.
А в душе наших предков какая музыка была, какая музыка звучала! Вот поэтому мы и смотрим с восхищением  и трепетом на эту застывшую музыку и понимаем, что нам до них…

Посмотрим, какой будет Магнитка через пару лет. До встречи, господин Пономарев!


Елизавета СОКОЛ
Фото: Игорь ЛАГУНОВ
Декабрь 2006 года
Магнитогорск
 
 
См. по теме:
Шаги вперед
 
Опубликовано в журнале «Партнер»

 
« Пред.   След. »