Свой взгляд arrow Земляки arrow Доктор Кокорин
Доктор Кокорин
Рейтинг: / 151
ХудшаяЛучшая 
Автор Елизавета СОКОЛ   
06.05.2009 г.

Мы все очень разные. Родились в разных странах, в разное время, у разных родителей.
Но есть одно, что близко и ценно каждому. Это здоровье. Собственное, родных, близких, знакомых, сослуживцев, начальников, одноклассников, одногруппников, соседей, попутчиков, всех бывших, всех будущих…
Здоровье - основа основ! И эту аксиому никто не оспаривает. Именно поэтому, то есть, признавая здоровье важнейшей ценностью во все века и времена, 7 апреля все прогрессивное человечество празднует Международный день здоровья.

…Выбирая героя для публикации, я руководствовалась тем, что он тоже должен считать здоровье самой важной составляющей бытия. Его профессиональная деятельность должна быть связана с сохранением и восстановлением здоровья окружающих.
И не скрою, глаза разбегались:  таких людей в нашем городе великое множество! И мы еще найдем повод рассказать о многих из них.

ImageА сейчас, знакомьтесь - Дмитрий Кокорин, врач, челюстно-лицевой хирург 2 хирургического отделения муниципального учреждения здравоохранения "Городская больница №3".

Он молод - родился 7 января 1972 года в Воркуте Коми АСССР. В этом небольшом городке основная часть населения трудилась на шахтах. Но родители Димы не были шахтерами: мама преподавала историю и географию, папа был электриком. Дмитрий - второй сын в семье.
Кокорин-младший  рос активным, хулиганистым хлопцем. Во избежание сложностей мама отправила Диму не в ту школу, в которой работала: он не соответствовал "светлому образу" учительского сына. Несмотря на "шероховатости" в поведении, Дмитрий учился хорошо.
- У меня не было проблем с обучением, с обучаемостью, - улыбается Кокорин.
А бьющую через край энергию, он "расходовал" на тренировках - занимался легкой атлетикой, защищал честь школы в спортивных состязаниях и учился в музыкальной школе по классу баяна.

- О выборе профессии я задумался только в выпускном классе, - вспоминает Дмитрий Николаевич.
Глядя на маму, которая, придя из школы, снова садилась за письменный стол, он думал:
- Только не учительство!
И в какой-то момент решил:
- Пойду в медицину!
Родители не возражали против выбора сына. А мама еще и активно помогала.
Кокорин с благодарностью и теплотой вспоминает, как она всячески пыталась быть рядом, особенно в последние школьные годы. Понимая, что сын скоро "улетит" из дома, уважала его желание поскорее начать самостоятельную жизнь. Но, зная, как может "закружиться" от свободы головушка ее младшенького, поехала с ним на вступительные экзамены.  
 - Это даже не обсуждалось, - рассказывает Дмитрий. - Я думаю, что мамино присутствие  сыграло важную роль, она смогла меня "собрать" перед экзаменами.
Сразу после школы он поступил на стоматологический факультет Архангельского медицинского института.

- Почему вы выбрали стоматологический  факультет?      
- Потому что мне необходимо было чаще, чем с другими врачами, встречаться со стоматологами: состояние моих зубов, полости рта желало быть лучше. Но специалистов таких не было.

- А почему Архангельский институт?
- В первую очередь, потому он рядом. К тому же наш институт  был основан в 1932 году.  Нам читали лекции профессора из Санкт-Петербурга. А с ними пришла в наш вуз культура преподавания, традиции одного из самых древнейших медицинских институтов - Военно-медицинской академии. Программа была очень насыщенной, спрашивали строго.
Первый курс - один из тяжелых периодов. Форма обучения, скорость, темп получения знаний, которые нам были заданы, были настолько высоки, что порой просто хватались за голову: как успеть? как это все выучить?

Но несмотря ни на что, о студенческих годах у Дмитрия Николаевича самые светлые воспоминания. Это было время, когда мы еще жили в Союзе нерушимом республик свободных. Всякие "студенческие заморочки": картошка, КВН, субботники, вечера, собрания, диспуты - только радовали, с готовностью выполнялась любая работа.
Становления врача Кокорина проходили через "санитарскую" и "сестринскую" практику, интернатуру - все, как у других врачей. Но уже в студенческие годы Кокорин сделал выбор  в пользу восстановительной  хирургии.
- Еще во время Великой Отечественной войны сформировалось отдельное направление стоматологии - челюстно-лицевая хирургия, - рассказывает мой герой. - В институте были прекрасные преподаватели, которые занимались именно этим направлением. Я много читал, интересовался, постоянно задавал вопросы преподавателям.  
Немного помолчав, добавляет:
- Мы учились азартно. Все шли в институт не для того, чтобы получить диплом - все искренне хотели помогать людям.
Институт был и останется, может быть, самым ярким впечатлением. Все тогда было легко, просто.

- Вы помните своего первого пациента? Были волнение, тревога, страх?
- Волнение, страх были, но первый пациент не остается в памяти. Остается ощущение, как…, наверно, от первого прыжка. Ты же должен что-то первый раз сделать. И ты делаешь. Остается осознание: ну вот, я сумел. А второй раз уже задумываешься над тем как сделать лучше, не навредить. Первые пациенты не так запоминаются, как запоминаются именно те переживания, с которыми ты сам пытаешься справиться. Чем моложе человек, тем проще он проживает эти моменты.

После окончания Архангельского медицинского института Дмитрий Николаевич закончил военно-медицинский факультет Самарского медицинского института. Потом - служба по контракту на Дальнем Востоке. Там о челюстно-лицевой хирургии уже не вспоминал:  оказывал помощь офицерам и солдатам - лечил и удалял  зубы.
- Я всегда стремился развиваться, - рассказывает молодой доктор. - А там у меня не было возможности проявить себя, я не видел возможностей для развития. Может быть, они и были, но мне не показалось это настолько очевидным, чтобы продлевать контракт.

И капитан медицинской службы с семьей приехал в Магнитогорск.
Тогда, в 1999 году не стоял вопрос: можно ли рассматривать Магнитогорск как город, позволяющий реализоваться в профессиональном плане? Главным было жилье. Жена была из Магнитогорска - ее родители помогли решить эту проблему. А вот с работой…
- Я обошел все стоматологические поликлиники, мне везде отвечали: "К сожалению, мест нет", - вспоминает Дмитрий Николаевич. - И порекомендовали обратиться в эту больницу. Здесь была возможность работать хирургом-стоматологом. С 1999 года я начал постепенно возвращаться к своим студенческим интересам. Теперь с каждым годом все настойчивее я пытаюсь воплотить их в жизнь. Начав с небольших, небольших несложных операций, я почти 10 лет занимаюсь тем, о чем мечтал в институте. Уже появились знания и навыки. Я, конечно, совершенствуюсь, здесь мне удается себя реализовывать. Не скажу, что на 100 процентов, но в большей степени мои студенческие мечты претворяются в жизнь.

- Что принес приоритетный проект "Здоровье" лично доктору Кокорину?  
- Очень много. Если касаться непосредственно тех вещей, которые лично мне нужны для того, чтобы оказывать помощь более квалифицированно, то более современного медицинского оборудования с каждым годом все больше. А это значительно увеличивает возможности врача и пациента в борьбе с болезнью. И то, что казалось невозможным, когда я только сюда пришел, сейчас кажется обычным, нормой.
По роду своей деятельности, я оказываю экстренную помощь в поликлинической службе. И там изменения в лучшую сторону произошли значительные.

Image- Вы - единственный специалист в городе. А удается побывать у своих коллег в других городах России, поделиться наработками, поучиться у них?
- Да. Мы все постоянно учимся. Я всегда стараюсь выбирать те циклы, которые непосредственно связаны с моей деятельностью. Достаточное количество медицинских центров в Москве, Нижнем Новгороде, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске позволяет выбрать то, что нужно именно тебе, успешно осваивать новые методики проведения операций, новые способы лечения. Вокруг академий создается новая научная база, которая поднимает уровень периферийной медицины.

- Руководство поддерживает вас в стремлении к развитию, поискам?
- Да. Если бы меня спросили: "Кто больше всех помогает становлению челюстно-лицевой хирургии в городе?", я бы сказал: "Главный врач, Михаил Владимирович Щербаков". Все  предложения, которые я вносил, приняты. Может быть, некоторые идеи отложены - они пока не могут быть осуществиться, что-то из медицинского оборудования не приобретено. Но основные приоритеты именно челюстно-лицевой хирургии, которые были с ним оговорены, учитываются. Наверное,  благодаря хирургическому опыту, Михаил Владимирович (а он известный хирург, профессионал с большой буквы) понимает и приветствует мои поиски и решения, требует, чтобы мы все не сидели, не топтались на месте, а шли вперед, развивались. Такая помощь и позволяет совершенствоваться, становиться лучше в профессиональном смысле. Именно за это я очень благодарен главному врачу.
Ну и конечно своим коллегам - врачам-хирургам и медсестрам отделения, где я работаю.

- Как расширился спектр медицинских услуг, которые вы, как врач, можете оказать сейчас?
- Благодаря современным медицинским препаратам - антибиотикам мы можем успешно лечить самые тяжелые инфекционные осложнения, связанные с поражением мягких тканей лица, шеи, которые возникают в результате несвоевременного обращения к стоматологу. Это было очень проблематично 10-15 лет назад.
Мы активно и успешно работаем при лечении последствий травм. Травма всегда была и остается одной из главных причин, по которой к нам попадают пациенты. Это травмы лица, переломы верхних, нижних челюстей, отдельных зубов.
Благодаря возможностям приобретения аппаратов, инструментария, мы можем оказывать помощь пациентам и быстрее их реабилитировать. Традиционно связывание между собой зубов шинированием мы сейчас заменили выполнением остеосинтеза. Это позволяет пациентам буквально через неделю-другую начать жевать, разговаривать.
Мы научились лечить врожденную детскую патологию. Сейчас все еще маленьких деток отправляют в Челябинск, другие города. А уже есть все возможности для выполнения качественных операций в Магнитогорске. Как специалист, я утверждаю: оперировать детей лучше на месте. Дома и стены помогают.

- На сегодняшний день, вы - единственный специалист. Вам уже (или всего?) 36 лет. Уже можно иметь учеников, чтобы предавать то, чем уже овладели сами?
- Я думаю, что нет. Годам к 50 - да. Сейчас я сам еще многого не знаю, многому еще должен научиться.

- А если Вы уедите в отпуск, а надо будет оказать кому-то помощь…
- Придется выйти из отпуска и оказать помощь. А как иначе? Я достаточно ответственный человек и понимаю прекрасно, что если потребуется, оставлю все дела и приду. А как иначе? Такие ситуации возникают и в повседневной, не "отпускной" жизни. Сейчас мы поговорим  с вами, уйдем домой, а может быть, среди ночи раздастся звонок… Я соберусь и поеду, чтобы помочь - никаких проблем.

- Получается, что вы полностью никогда не расслабляетесь?
- Нет, я расслабляюсь. У меня есть замечательное хобби.

- Вы вышиваете крестиком или выжигаете лобзиком?
- (Смеется) Нет, занимаюсь спортом. Я летом бегаю на длинные дистанции, а зимой катаюсь на лыжах. Старюсь участвовать в соревнованиях, и поддерживать физическую форму именно тренировками.

- А что вы посоветуете нам для сохранения и укрепления здоровья?
- Самое простое, что можно посоветовать горожанам - это, конечно, закаливание. Надо вести активный образ жизни, избегать переохлаждений. На мой взгляд, даже самые дорогостоящие  препараты, назначенные врачами, не дают такого эффекта как обтирание и разумная физическая нагрузка. Вместо того чтобы "покупать здоровье", надо использовать давно известные и доступные способы.

- Солнце, воздух и вода наши лучшие друзья?
- (Смеется) Солнце, воздух и вода - это базис для поддержания здоровья.   
Что касается полости рта, то это банально: соблюдение гигиены, зубная щетка и паста. Если их нет, то использование яблок, как наилучшего природного очистителя полости рта. Во время приема пищи, богатой клетчаткой (а это овощи и фрукты) идет механическая очистка отложения в полости рта, которые остаются после приема пищи. И не забывать, что гигиена полости рта обязательна и утром, и вечером.

- Учитывая, что мы общаемся в преддверии Международного дня здоровья, давайте попробуем посмотреть "со стороны" и определить: на государственном уровне и на  личностном уровне достаточно внимания уделено здоровью?
- Если говорить о государственном уровне, то мне кажется, что все-таки, в первую очередь, надо больше внимания уделять профилактике. Это всегда дешевле, чем лечение и  восстановление утраченного здоровья. Сейчас пока только Ассоциации кардиологов, урологов, гастроэнтерологов, стоматологов пытаются привнести элементы профилактики в повседневный быт человека.
А если говорить о личностном - надо все-таки понять человеку: никто лучше его самого не сможет позаботиться о его здоровье. Не государство, не замечательные медицинские центры, не известные доктора, а только сам человек может предотвратить развитие заболеваний. Если будет соблюдать правила профилактики!
Эти правила очень просты: следить за собой, своевременно обращаться к специалистам, если возникли какие-то проблемы со здоровьем.
Мы удивляемся, что на Западе долго живут. Но они при любом чихе, при малейшем недомогании тут же бросают все - и бегом к врачу. И настойчиво пытаются найти причину своего нездоровья.
Чтобы наши граждане были здоровыми людьми, они, в первую очередь, должны к себе ответственно относиться.
И понимать, что нельзя ни на кого перекладывать ответственность за свое здоровье. Ведь порой болезнь заходит так далеко, что врачу очень тяжело, а иногда и невозможно, вернуть пациента
в норму. Часто говорят: вчера я чувствовал себя прекрасно, а сегодня внезапно случилось несчастье. На самом деле несчастье началось задолго до того, как возникла эта конкретная проблема.

Image- Пациенты изменились за последние 10 лет?
- Конечно. Они стали более грамотными благодаря тем информационным технологиям, которыми располагает общество. Интернет, электронные и печатные СМИ сделали очень много в плане распространения медицинских знаний. И сейчас пациенты уже могут уже придти не только посоветоваться с врачом, а предложить: "Может быть лучше сделать так…"

- Это не раздражает вас? Приходит токарь или артист… Не бывает, что вы напоминаете: "Доктор - это я. А вы - специалист в другой области…"?
- Нет, потому что это очень правильно, на мой взгляд. Хорошо, когда человек принимает решения вместе с врачом. Неправильно, по-моему, когда все решает только врач. Если это не касается неотложной помощи, когда человек не в состоянии отвечать за свои поступки, и надо оказывать помощь сиюминутно или в течение нескольких часов, иначе пациент может пострадать - изменения могут быть необратимы.
А в других случаях надо принимать решения вместе. Это поможет найти общий язык с пациентом. И тогда, можно сказать, что половина дела сделана: то есть болезнь уже наполовину побеждена. И очень тяжело, когда пациент объединяется с болезнью против врача…

Накануне праздника, как и во все другие дни, я хочу пожелать, чтобы все были здоровы.
Ну а я и мои коллеги будем всегда стараться выполнять свою работу квалифицированно и качественно.
Конечно, не все еще у врачей получается.
Но я знаю очень много пациентов, которых я вылечил. Если на одну чашу весов поместить тех, кто с благодарностью относятся к тому, что делают для них врачи, а на другую - тех, кого они обидели, я думаю, что первая чаша перевесит. И намного!


Елизавета СОКОЛ
Фото: Евгений ПОТАПОВ (Магнитогорск, Россия)
Март 2008 года
Магнитогорск
Опубликовано в журнале "Партнер"

 
« Пред.   След. »