Свой взгляд arrow Книги arrow Разговоры
Разговоры
Рейтинг: / 153
ХудшаяЛучшая 
Автор Елена ПЕТРОВА   
18.07.2010 г.

Из неопубликованного


ImageК вечеру мороз стал особенно жгучим. Даже дышать было невозможно.
Чтобы хоть как-то наполнить легкие кислородом, Томочка натянула на нос ворот свитера и сделала несколько коротких вдохов. Полегчало. Зато ресницы и щеки моментально покрылись инеем. Влажная шерстяная ткань заколола губы.
- Да где же этот проклятый автобус! - мысленно воскликнула Томочка.

В этот момент из-за поворота выполз большой желтый "Икарус". Народ, истомившийся в ожидании транспорта, неуклюже торопясь, потянулся к открытым дверям, кое-как впихнулся в салон.
- Поехали, наконец! - про себя подгоняла она не особенно расторопного водителя.
Не то чтобы очень хотелось домой, просто надоело мерзнуть, да и день выдался…
- Мерзопакостный! - продолжала разговор с собой Тамара.

Чего уж хорошего, когда ее уроки по пятницам расставлены в расписании совершенно фантастическим образом: в первую смену - второй, третий, во вторую - четвертый, пятый. В результате приходилось приезжать в школу ранним утром, а возвращаться домой затемно.
Середина дня проходила в абсолютном сумбуре. Пообедать нормально в школьном буфете невозможно. Здесь торговали в основном чипсами, кукурузными палочками, леденцами невероятного вкуса и отвратительным лимонадом, который дети почему-то называли соком.
Заняться чем-либо полезным в перерыве между занятиями - книгу почитать, заполнить журнал, написать поурочные планы - Томочка тоже не могла. Как завидовала она своим коллегам, которые умудрялись в "окнах" проверить тетради! За десять лет педагогической деятельности она так и не научилась сосредотачивать внимание на сочинениях и изложениях учеников, если рядом в учительской делились впечатлениями от просмотра вечернего сериала, обсуждали последнюю выходку Васи Жалеева из 9 "Б", сплетничали об отношениях молодого биолога и библиотекарши…
Оставалось только посещать уроки других учителей у своего непоседливого 10 "А". В общем, покачиваясь в чреве промерзшего автобуса, Тамара Александровна уныло думала об увесистой пачке тетрадей, покоившейся в ее сумке.

- Проверить сегодня или оставить на воскресенье? - мучительный вопрос остался без ответа, потому как в этот момент маршрут "Икаруса" как раз благополучно завершился недалеко от ее дома.
- Осторожно, двери открываются! - предупредила себя Томочка.
Конечно, в подъезде света не было. Решила:
- Больше не буду лампочку покупать, все равно ее сосед выкрутит.

Квартира встретила ее угрюмо, как будто все в ней укоряло:
- Явилась!
- Ну и пожалуйста! - ответила она и демонстративно протопала на кухню. Тихонько заурчал холодильник, словно примирял хозяйку с ее жилищем.
- Завтра сделаю генеральную уборку, - готовя на скорую руку немудрящий ужин, пообещала  Томочка то ли себе, то ли холодильнику, то ли квартире. Удивительно, но это подействовало: чайник на плите довольно засипел, вода из крана зажурчала радостно, лампочка, и та мигнула под потолком.
- Можно подумать, я бездельница, - ворчала Томочка под нос.
Перламутровая фиалка, гордость ее коллекции, качала головками цветов:
- Очень даже дельница!
Рядом с ней распахнула удивленные наивные глазки новенькая розовая красавица. Может, хотела возразить, но не успела.  
- А ты не знаешь, и не говори! Она и шить умеет, и вязать, и пироги стряпать! - запальчиво кивал пестрыми колокольчиками стрептокарпус.
Image- Умею, - всхлипнула умиленно владелица цветочной оранжереи на подоконнике. - Только не помню, когда все это последний раз делала.
- Ничего, ничего, - звякнула вилка. - Шкаф говорил, у тебя на верхней полочке замечательный отрез лежит. Впереди зимние каникулы, вот и сошьешь себе брючки.
- Это синий что ли? - вспомнила Томочка. - Фу! Ну, и с чем я буду носить синие брюки?! Умора!
- Как это с чем?! - возмущенно скрипнул кухонный диванчик. - С тем голубеньким пуловером, что ты привезла из Анапы. Замечательно получится.
- С ума сошли все! - фыркнула учительница. - Тому пуловеру - восемь лет. Сколько можно таскать такую древность?!
Ну, кто бы мог подумать, что невинное предложение так разозлит Томочку. Она даже чуть тарелку не разбила, когда мыла посуду. Все вокруг замолчали. Стол, было, качнулся, когда на него легла стопка тетрадей - мол, можно было и в телевизор немного поглазеть,- но тут же осекся и замер под строгим взглядом хозяйки.
Некоторое время Тома работала в относительной тишине. На полях тетрадных страничек появлялись красные палочки и галочки, под строчками - волнистые линии. Одни детские рассуждения о разности бытия Сокола и Ужа из знаменитой "Песни о Соколе" умиляли, радовали, другие - раздражали, даже злили.
Любимая томочкина ручка не выдержала и заскрипела:
- Противный Вовка! Ну и к чему было так подробно списывать статью учебника? О-хо-хо! Запятых-то напропускал! А в остальном придраться к тексту невозможно. Что поставим, Александровна? - и после малюсенького замешательства вывела пузатую тройку.
А под ней добавила:
- Списано почти хорошо, в следующий раз жажду узнать твои собственные мысли по поводу прочитанного произведения! Т. А.
Дальше - больше. Ручка разошлась не на шутку: галочки и палочки становились все размашистее, замечания - все выразительнее.
В конце концов, когда дело дошло до замызганной тетрадки Ромки Дюдикова, писака с красным носиком ехидно произнесла:
- Дыва тебе, милый! - и поставила вслед за здоровенной "двойкой" жирную точку.
- Больше не могу! - взмолилась Томочка. - Остальные проверю в выходной.
Ромкина тетрадь в ответ заканючила:
- Могла бы и меня на выходной оставить. Глядишь, в другом настроении сжалилась бы над несчастным Ромочкой и поставила бы ему троечку. Хоть с минусиком.  
- И зачем люди называют выходным день, в который работой занимаются? -  ворчала в тот момент плетеная вазочка с клубками шерсти для вязания. - Уж не говорю про полнейшее невнимание ко мне. В воскресенье приличные люди гуляют в лесу, в гости к подругам ходят, на худой конец, валяются на диване с книгой или телевизор смотрят! А ты?!
- Лес далеко, там холодно. Подруги семьями заняты. А валяться на диване глупо, когда полно стирки, глажки, уборки, - парировала ей Тома. - И потом, должна же я когда-нибудь домашними делами заниматься. Приличные, как ты говоришь, люди имеют два выходных и всю прозу жизни оставляют на субботу. Это только учителя прокляты своим министром навсегда.
Корзинка обиделась, надулась клубками, ощетинилась спицами. Томочка воспользовалась ситуацией и принялась за поурочные планы. Расписывая урок литературы в девятом классе, она увлеклась.
Старый буфет, бабушкино наследство, по обыкновению забурчал недовольно:
- Кому только в голову мысль пришла девятиклассникам преподносить "Гамлета"? Что могут смыслить в буре человеческих страстей несмышленые пятнадцатилетние дети?
ImageТамара отмахнулась от пустой полемики, но тут вздохнула книжная полка:
- Ах, Гамлет! Мятущаяся душа!
Занавеска на окне возмущенно всколыхнулась:
- Толстый эгоист, неспособный понять, простить, сопереживать!
- Это субъективное мнение, - погасила начинающийся спор Томочка. - Каждый имеет право на собственную точку зрения, но совсем не обязательно навязывать свои мысли другим, да к тому же так эмоционально.
- Делать замечания по этому поводу прилично лишь человеку сдержанному, - заметил ехидно старый заварочный чайник, демонстрируя трещину на правом боку. - Помнится, не далее как на прошлой неделе Вы, сударыня, позволили себе запустить в меня, заслуженного работника индивидуального питания, половником в порыве гнева. Причем не я этот гнев спровоцировал.
Тома совсем не ожидала такого поворота в разговоре, захлопала длинными ресницами, на глаза навернулись слезы. Маленькая вазочка, живущая среди цветов на подоконнике, вступилась за хозяйку:
- Как не стыдно! Вы - противный склочник, не щадите личных чувств!
- Я склочник?! А вы - скандалистка!
И тут в кухне поднялся неимоверный скандал. Против заварника ополчились чашки, ложки, кастрюли и даже древняя чугунная сковорода.
Томочка не слышала, что они кричали. Она отчаянно плакала в подушку, вспоминая обидный разговор у подъезда и расставание с мужчиной, который уходил не обернувшись.
Потом даже во сне она еще долго всхлипывала, а древние каминные часы убаюкивали:
- Спи, Тома. Спи, Тома. Спи, Тома…      


Елена ПЕТРОВА
Иллюстрации: Елена ПЕТРОВА (Магнитоорск, Россия) - фото из Интернета.
Ноябрь 2006 года
Бобров - Воронеж - Магнитогорск

 
« Пред.   След. »