Свой взгляд arrow Земляки arrow Людмила Борюшкина: "...совершенно обычная история!"
Людмила Борюшкина: "...совершенно обычная история!"
Рейтинг: / 146
ХудшаяЛучшая 
Автор Елизавета СОКОЛ   
24.08.2009 г.

Людмила

ImageЛюда разливает чай на кухне. Здесь мы с ней "взрослые разговоры разговариваем", а девочки чаевничают в комнате.
Я в гостях у женщины, которая первая в нашем городе берет чужих детей из детского дома к себе "на гостевой режим".
- Да у нас совершенно обычная история! - очень убежденно и как-то буднично говорит она.
… Эта обычная история началась больше года назад. Корреспондент городской газеты "Магнитогорский металл" Людмила Викторовна Борюшкина получила задание подготовить материал ко Дню защиты детей о живущих в детских домах и интернатах. Было решено написать о любом ребенке, который сможет пойти на контакт со взрослым чужим человеком.
Люда пришла в специальную школу-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Среди разговорчивых ребят оказалась Алена Лукичева. Полдня пообщавшись с  детворой, материал для публикации Борюшкина набрала.
Но, помимо этого, сложились и иные отношения:
- Я сблизилась с детьми и с воспитателями. Директор интерната Ирина Алексеевна  Чайковская - замечательный, открытый человек. Я стала бывать там уже не по редакционным заданиям, а просто так, по приглашению на  праздники. Да и потому, что меня туда тянуло.
Надо сказать, что желание с кем-то делиться теплом родилось у Борюшкиной задолго до посещения интерната. В силу профессиональных обязанностей Людмила не раз бывала в государственных учреждениях, где живут дети, по тем или иным причинам оставшиеся в данный момент без родителей. Насмотревшись на их тоскующие глазенки, молодая женщина раздумывала: может взять себе ребенка из Дома малютки?  Останавливало понимание ответственности, которая появляется, когда в доме растет малыш. А так как семейная жизнь пока не сложилась, все заботы лягут только на материнские плечи…
Подружившись с 9-летней Аленой, моя героиня уже знала, что брать Алену к себе "на гостевой режим" ей по силам.  
- Гостевой режим - это встречи с ребенком по мере возможности, пребывание маленького человечка у вас в гостях, - поясняет Людмила Викторовна. - Но вся ответственность за содержание по-прежнему лежит на государственной социальной службе. Если есть возможность, можно покупать ребенку какие-то вещи, школьные принадлежности, игрушки. Но все это у таких ребят уже есть. Им нужно внимание, общение, пребывание в семейной обстановке, новые навыки, социальная адаптация.
Документы оформляла Борюшкина долго: государство тщательно проверяет, почему  человек хочет брать ребенка к себе в гости, что это за человек?
- Но это и хорошо, - молодая женщина ненадолго замолчала. - Еще и еще раз осознаешь, какая ответственность ложится на тебя. А в моем случае - надо было еще родителей подготовить…
Родители были против. Как, практически в каждой семье старшее поколение всегда знает, как надо жить, кем быть, с кем дружить младшему. Но Борюшкины-страшие хорошо знали и характер дочери.

- Вам было важно, что думают родители? Это же всю жизнь для нас самые главные люди.
- Для меня очень главные, но не решающие. Я их слушаю, но все равно принимаю решения самостоятельно. И всегда прошу: если это будет ошибкой в моей жизни, дайте мне возможность самой сделать эту ошибку.
Понять родителей сможет каждый, у кого есть взрослые дети. Как и все родители, Нина Ивановна и Виктор Михайлович мечтают видеть дочь счастливой. И конечно, их тревожит, как сложится ее жизнь, если сейчас, когда у нее еще нет семьи, она связывает себя обязательствами перед чужим ребенком. Если бы в тот момент они знали, что скоро гостить у дочери будет не одна, а две девочки…
- Папа был даже более резок, чем мама, - вспоминает моя собеседница. - Алена только начал бывать у меня в гостях, а "добрые люди" уже шипели в уши родителей: "Что там твоя дочь задумала? Что она делает? И вы о чем думаете? Она себе всю жизнь искалечит, испортит, загубит".
Таня, младшая сестра, поначалу тоже не понимала, зачем это надо, но скоро превратилась в союзницу Людмилы. Наверное, помог личный материнский опыт. Ее сын, двухлетний Ванечка, сейчас частенько становится центром внимания, когда Людмила и ее  девочки приходят в гости.
- Я ни на кого не обижаюсь. Ведь и раньше, до появления в моей жизни Алены и Нади, все всегда хотели решать за меня, - делится молодая женщина своими размышлениями. - Все всегда знают, что мне надо, что будет лучше. И стараются просчитать на много лет вперед, как мою жизнь сделать счастливой.

- Это же нормальная реакция взрослых людей на поступки тех, кого они любят…  
- Мне говорят: "Просчитай на несколько лет вперед! Что будет, когда девочки вырастут!". А я не хочу ничего расчета. Хочу жить так, как  подсказывает внутренний голос, как говорит мне сердце.
Сейчас, судя по тому, что мама с папой привечают свою непокорную дочь и ее девочек в саду, позволяют там хозяйничать, острота конфликта снята. Да и Нина Ивановна, наверное, вспоминает то время, когда в их дом приходила соседская девчонка, которая воспитывалась в интернате, а ее называла мамой…
- Родители сейчас спокойно относятся к нашим визитам. Им приятно, когда мы что-то вместе делаем: готовим, моем посуду, пылесосим, собираем ягоды.

Image- А друзья, коллеги как восприняли ваше решение? Вас кто-то поддержал?
- Одна из коллег была обеспокоена моим решением взять ребенка в семью: у нее есть опыт общения с детьми из государственных учреждений. Но когда узнала, что я беру девочек на гостевой режим, посчитала это очень разумным.
Еще одна моя коллега приглашала нас с девочками в гости: у нее дочь чуть старше, чем Алена и Надя. Потом они приходили в гости к нам. Девчонки быстро нашли общий язык, веселились, играли.
Но у большинства людей все-таки - любопытство и несколько скептическое отношение: "Ну-ну, это только начало. Посмотрим, что дальше будет!" Такой скепсис и в коллективе, где я работаю, и в разговорах с попутчиками. (Смеется) Когда мы пользуемся автобусом, у моих девочек рот не закрывается…  
Мне не нужна ничья поддержка. Я не хочу вызывать у кого-то какие-то эмоции…

- Сначала вы решили брать Алену. А как появилась мысль брать еще и Надю?

- Алена стала бывать у меня часто, я очень скоро поняла, что ей не хватает общения со сверстниками. У нас во дворе детей ее возраста нет, моему племяннику всего 2 года. Когда Алена жила у меня на зимних каникулах, мы вместе лепили, рисовали, пели детские песенки, танцевали… Но все-таки ребенку очень нужны братья и сестры. Чаще других Аленка вспоминала Надю, рассказывала, что это ее самая близкая подруга…
Увидев, как встретились подружки после каникул, когда Алена вернулась в интернат, Людмила решила, что будет брать и Надю Кулакову к себе в гости. И снова надо было пройти непростой этап оформления документов…
Нельзя сказать, что гостевой режим - это просто.
- Поначалу было много всяких сложностей, - делится моя собеседница. - Крушение каких-то иллюзий, столкновение с неожиданным, приятным и неприятным… Психологи, которые работаю с сиротами и взрослыми людьми, желающими усыновить  ребенка, правильно говорят о начальной эйфории. Она появляется из огромного желания взрослых в той или иной форме (усыновить, взять в приемную семью, принять на гостевой режим) общаться с чужими детьми. Не надо строить никаких иллюзий, предварительно выстраивать какие-то планы. Нужно очень  спокойно и взвешенно подойти к такому решению.     
У меня эта эйфория тоже присутствовала. И когда мне Ирина Алексеевна говорила, что надо очень осторожно строить какие-то планы, что сначала нужно найти контакт, взаимопонимание, я не понимала всей сложности общения с детьми, даже уже любимыми. Мне тогда вообще казалось, что гостевой режим - это решение очень многих проблем наших сирот.
Людмила закончила филологический факультет нашего педагогического института. Конечно, психологию там проходили. Но этого явно было мало. И при первых же трудностях за помощью пришла муниципальное учреждение "Центр социальной помощи семье и детям".
- Специалисты центра постоянно общаются с теми, кто создал приемные семьи. Там работает "Школа приемных родителей". Всегда и по телефону, и при личной встрече можно посоветоваться, получить поддержку, подсказку, как поступить в той или иной ситуации.

- Учитывая, что девочки живут в интернате для детей с отклонениями в развитии  возникает вопрос: "Нужно обладать какими-то особыми знаниями, навыками общения с такими детками?" 
- Нет. Если бы я постоянно держала в голове то, что медико-психолого-педагогическая комиссия поставила детям какой-то диагноз, это бы мешало общению с ними. Просто нужно воспринимать детей такими, какие они есть, чтобы про них не писали - "УО", "ЗПР", "гении"… Их нужно понять и общаться с ним на одной волне.
Педагогические проблемы у нас, конечно, возникают. Но я уверена, что они возникали бы и при общении с детьми из любого другого интерната.


Девочки

Во время нашей беседы Людмила успевала приглядывать за девочками и давать какие-то "ЦУ":
- А почему вы не съели вафли?
- Еще чаю налить? Сахар взяли?
- Аккуратней, пожалуйста, а то сейчас опять везде будут крошки.
Я с девочками познакомилась пару часов назад и была приятно удивлена тому, как терпеливо они отвечали на мои многочисленные "что?", "как?", "почему?". Дело не только в том, что взрослый человек, которого они видели впервые, хотел получить ответы на свои вопросы. А еще и в том, что, по телевизору вот-вот должны были начаться мульфильмы!
Но и Надя, и Алена общались со мной охотно. Теперь я знаю, что у них в интернате все добрые: директор, воспитатели, повара, учительницы, слесарь. Повара еще разрешают помогать - на стол накрывать и солить.
ImageВ школе их учат быть добрыми, вежливыми, послушными. Надо учиться, чтобы все знать. Девочки учатся хорошо. У Нади даже есть награда "За самую чистую тетрадь". Это значит, что в тетради нет двоек и чисто написано.
Задумываются они и о будущей профессии: Алена будет "футболисткой" или директором интерната. А Надя раньше хотела стать парикмахером, а сейчас пока передумала.
К Люде (так девочки зовут Борюшкину) им очень нравится ходить. Другие дети тоже хотят ходить в гости, но их не берут.
- У Люды красиво, как в сказке!  
- Мы научились делать салат, варить макароны, жарить яичницу!
- Мы сами пекли оладушки и пирог! В интернат носили для всех!
- Мы на карусели ходили!
- И в сад!
- Окна мыли с Людой. Все вместе. Я ее за ноги держала!
- А еще я умею зеркала мыть. И дверь открывать.
- Свои игрушки умеем стирать!
Девочки с такой готовностью делились своими новыми умениями, что я начала вспоминать подзабытые эмоции от радостного познания мира моими собственными  детьми.
Вообще жизнь становится совсем иной, если понимаешь, сколько в ней можно совершить  открытий:
- Коты не хотят спать, как куколки.
- Веточки плачут, если их обрываешь.
- Не надо громко смеяться поздно вечером, потому что это мешаешь соседям.
- Крошить на пол не хочется, если сам моешь полы.
- Если не ты хочешь есть то, что уже приготовлено, варишь себе сама.
- В магазине нельзя покупать все, что продается и хочется. Надо вспомнить, какие продукты и вещи  дома уже есть.
И это только начало большого пути познания нашего мира…   
- Они очень разные, мои девочки, - улыбается Люда. - Одна - непоседа, познает мир через свой опыт. Какие-то наблюдения, объяснения других людей ее не устраивают. Пока сама не откроет, не разберет, не посмотрит, не нажмет - не успокоится. Вторая - внимательно слушает, анализирует, запоминает.
Но самое главное, что они получают новые навыки, которые будут так нужны в жизни… Понятно, что для того, чтобы первые новые навыки перешли в привычку, стали выполняться легко, нужно время. Но девочки учатся всему очень быстро!  


Вместе - в "завтра"!

- Люда, что изменилось в вашей жизни с тех пор, как девочки стали бывать у вас в гостях?
Она отвечает не сразу:
- Моя жизнь стала более насыщенной, более занятой. Раньше была какая-то пустота, которую хотелось чем-то заполонить… И была потребность что-то отдать.
А теперь я еще и учусь у моих девочек. Благодаря им у меня появляется живой,  непосредственный взгляд на жизнь, который, может быть, был утерян только потому, что я выросла.
Они задают много вопросов. Им все интересно. Они так непосредственно на все реагируют. Я часто говорю моим девочкам: "Я просто в восторге от вас!".
Радость? Радость присутствует несомненно. Есть, конечно, какие-то воспитательные проблемы. Но радости больше, чем трудностей. Пока ты с ними живешь… Пока ты радуешься чему-то, слушаешь их щебет… Пока они тебя о чем-то спрашивают и ты пытаешься перевести на детский язык что-то из взрослой жизни… Это - радость!
Все сложности окупаются моральным удовлетворением. Если любишь детей, если хочешь чем-то поделиться с другими, не ожидая взамен никакой награды, морального удовлетворения вполне достаточно.

- Простите за вопрос (если посчитаете его бестактным, не отвечайте). А вы не думаете, что отношения с девочками могут стать впоследствии препятствием для устройства вашей личной жизни? Таких мыслей не возникает?
- Я отвечу, ваш вопрос для меня допустимый.
О сложностях, связанных с личной жизнью, я думаю в самую последнюю очередь.  Потому что у меня есть твердое убеждение: если я буду жить с каким-то человеком, то мы будем очень близкими людьми. Это в любом случае будет человек с убеждениями, духовным миром, какими-то потребностями, схожими с моими. Таких проблем я  нисколько не боюсь.

Image- Есть у вас какие-то долгосрочные планы? "В этом году я беру девочек на гостевой режим. Потом, если мы подойдем друг другу, наше общение будет в виде "приемной  семьи", "опеки" или "удочерения"?
- Гостевой режим - это тоже очень большая ответственность. "Мы в ответе за тех, кого приручили". А  в дальнейшем… Я не строю никаких планов. И уверена, что это не называется "недальновидность". Пусть все идет, как идет. Это все решается в процессе.
Но я могу сказать, что от этих детей я отказываться не собираюсь. Как сложится моя жизнь, я не знаю. Но в любом случае связь мы с ними поддерживать будем.
Я не строю никакой модели будущего этих девочек. Что будет с этими детьми, что они будут делать и кем станут, это уже им решать. А то, что я даю, я даю. Пускай получают.
Единственная мысль, связанная с моей личной жизнью, которая иногда появляется: "Что я буду делать, когда у меня родится свой ребенок?" Какое-то время, когда я не смогу их брать к себе домой, буду приходить в интернат. А потом, когда мой малыш подрастет, Алена и Надя будут опять приходить ко мне в гости.  
И через паузу добавила:
- Один мальчик в интернате, где учатся девочки, мне сказал: "У вас же сына нет..." Там есть еще двое детей, к которым я особенно прикипела… Но я понимаю, что это процесс бесконечный. Всех невозможно взять… Но иногда появляются всякие мечты: "Если бы я жила не в однокомнатной квартире… Если бы я жила не одна… Тогда бы, возможно, я взяла еще мальчика к себе…" О, если бы мама это услышала - ей бы было плохо…


Елизавета СОКОЛ
Фото: из семейного архива Людмилы БОРЮШКИНОЙ.
Август 2008 года
Магнитогорск

Опубликовано в газете "Парламентская неделя", журнале "Партнер".

 
« Пред.   След. »