Свой взгляд
Путь к себе
Рейтинг: / 24
ХудшаяЛучшая 
Автор Елизавета СОКОЛ   
15.05.2009 г.

Октябрятские звездочки, пионерские сборы - это уже прошлое. Может быть, не все, что было, надо забыть… Теперь уже не в пионерский лагерь едут ребята, а в оздоровительный. Ломается, перестраивается привычная организация досуга детей, создается что-то новое.

... Дождь. Капельки-дождинки маленькие, но их очень много. Тучи щедро рассыпают их на деревья, траву, цветы и нас. Перед глазами - собачий профиль. Чуть левее - пятки в носках с намечающимися дырками: пятки две, дырок обещает быть шесть, но это в будущем. Полиэтиленовый тент нежно прижался к брезенту. Чуть слышны вздохи гитары. Слышнее - ребячье разноголосье.

Image
На воде.
Я на сплаве с первым отрядом летнего научного лагеря "Пилигрим". Это тот  "Пилигрим", который создали лицей Российской академии наук во главе с А.Л. Савицким и компания "Скиф" во главе с Е.А. Хомяковым. Лагерю третий год.
Идея не своя - на Западе многие родители платят немалые деньги за то, чтобы их дети не только отдыхали, но и познавали что-то новое. Для этого людей разных  специальностей приглашают работать в летний период с подростками: актеров,  врачей, горных спасателей, мореплавателей.
Здесь мореплавателей нет. Пока. Есть пять молодых красивых мужчин (инструкторов на воде), которые под руководством А.П. Рузанкина ("старший инструктор" - представился он) на шести катамаранах вместе с 36 юношами и девушками сплавляются по реки Белой. Кроме  вышеперечисленных в команде воспитатель, доктор, я, пресса, и Зевс - черный королевский пудель. Дождь сопровождает нас с момента отплытия: и на   катамаранах  он нас поливал, и когда палатки ставили, и когда костер разводили.
Девчонки яростно кашеварят. Ребята совершают "топорные" работы - дров надо  много. На душе умиротворенно и величественно.

- Ну и что тут нового? Чему дети учатся? Под дождем на сырой земле сидят?
- Под дождем и сидят, и лежат. Но не на земле. На бревнышках и "пенках", да еще у  каждого спальник. Конечно, ничего сверхудивительного и нового - столько раз все  это по телевизору показывали.

Согласитесь, не каждая семья может организовать сплав по реке, а уж сделать это  грамотно - тем более. Помните, когда в детстве наши крошечные дети говорили "я  сам", мы не всегда были терпеливы: медленно делают, неверно делают.
Здесь  взрослые терпеливы: хочешь - с первого раза разруби полено, хочешь - 5 раз замахнись, а хочешь - еще больше. Палатка падает? Поставь еще раз. Суп пустой? Ну что ж, бывает. И вместе с ребятишками хлебали мы щи - на ведро воды 1 банка борща консервированного, а потом вместе хватали хлеб в ожидании ужина.

- Ну вот, такие деньги заплатили и голодают?
- Не голодают, уверяю вас. Что не доели в обед, добрали в ужин: он был из трех  блюд.


Здесь "я сам" скорее выглядит как "мы вместе". Это "вместе" не всегда четко  выражено, но продумано и организовано. И замечательно, что здесь (и на сплаве, и в лагере) больше мужчин, чем женщин среди взрослых: о недостатках "женского  воспитания" написано немало...
Люди здесь работают удивительные. Они талантливы желанием и умением хорошо  делать свое дело. Все молоды: "плюс-минус тридцать". Все дорожат своим делом, с уважением говорят о коллегах. В общении между собой и с ребятишками голос не повышают. И улыбаются. Часто. Очень часто. Дождь идет - улыбаются и надевают куртки. За дровами на другой берег надо плыть - улыбаются и садятся на катамаран. Забыли волейбольную сетку - улыбаются и натягивают клеенку. Создается  впечатление, что они из любого положения найдут выход.

Image
3 Я. Пилигрим. Август 1994
Очень интересно наблюдать за ребятами. В электричке сидела жующая толпа (до Белорецка не близко, но "жувачки жували" всю дорогу). Здесь у реки, на воле, интересным становится каждый. Там, в электричке, они казались если не одинаковыми, то очень похожими друг на друга. Здесь на сплаве, они значительнее - каждый и каждая.
Веслом часто ваш сын работает? Некоторые весла только в кино видели. Здесь, через день, подражая инструкторам, они покрикивают друг другу:
- Табань, табань! Под "расческу" захотел? ("Расческа" - нависшие над водой ветви деревьев).
Даже костер здесь, на сплаве, отличается от того, что в лагере - здесь нас меньше,  мы как будто ближе друг к другу.

...После сплава еще чудо нас ждет - пещера. Уже другие инструкторы (старший инструктор Д.П. Кочетков) ведут нас по неведомым тропинкам, да нет, не по тропинкам, мы их делаем сами - в неизвестность. Трава такого же роста, как я. А вход в пещеру роста совсем другого. В пещере темно, скользко. Под ногами -  мокрятина, под руками - мокрятина и под тем, на что кроме рук и ног опираешься, мокрятина. Да еще с потолка капает.
Передвигаемся по пещере по-разному - где в полный рост, где на корточках, где ползком. Не всегда есть за что ухватиться. Не всегда хватает длины рук, чтобы дотянуться, и длины ног, чтобы переступить. Да и вернуться на воздух, честно говоря, хочется. Но упорство (или упрямство?), настойчивость и вера - вера ребят-инструкторов, что ты можешь - делают свое дело. Чумазые, уставшие, но  счастливые мордашки появляются из пещеры.

- Ну вот, три дня под дождем, потом в грязную пещеру! Чего они там не видели! Больных не счесть потом!
- Не было больных. После пещеры мы все на автобус - и в баню!

... А как хорошо в бане!
В ней почти всегда хорошо, а после трехдневного путешествия, когда наконец-то можно снять резиновые сапоги, все штаны, все кофты! Баня звенела воспоминаниями, смешинки разной тональности прыгали в парилке, все порозовели, разомлели.

... С чего начинается самоуважение?
Когда ты сам себя хвалишь?
Что важнее - чтоб тебя взрослые или друзья признали или ты сам понял, что ты, оказывается, ого-го!
В лагере есть возможность у каждого: переступаешь сам через свою неуверенность,  свое неумение, свое сомнение, свой страх, свою робость, свою неловкость. Это вовсе не значит, что, вернувшись со второй смены, ребята станут бесстрашными,  уверенными во всем, но первый шаг они сделали. Это начало большого и трудного пути.

... Скала и лестница.
Такое испытание приготовлено в лагере для тех, кто хочет, для тех, кто может, для тех, кто хочет мочь.
На огромной скале прикреплены металлическая лестница (для подъема), а рядом - веревка (для спуска). А через некоторое расстояние - все приготовлено для тех, кто хочет подняться на скалу.

- О, Господи! Еще не хватало, чтобы убились!
- Убиться там невозможно - все правила техники безопасности соблюдаются.


Image
В пещере.
Страховка снизу, у подножия скалы, и наверху, на вершине скалы. Ну несколько  синяков - так это даже приятно: не в трамвае ведь их получил!
Подняться наверх сложно (сама поднималась, знаю). Ну на скале вроде понятно - ноги ставить некуда,  взяться не за что, подтянуться на руках не получается, нет сноровки. Но то, что на  лестнице непросто, - было неожиданностью. Оказалось, руки слабые, ноги не  помещаются вдвоем на одну ступеньку, тело прижимает лестницу к камням - не за  что взяться… Но когда спустишься!..
"И спускаемся мы с покоренных вершин..."
Еще один шаг в преодолении себя. Кому-то дается это с трудом, со слезами. Кому-то попроще.
Но если, глотая слезы, ты все-таки поднимаешься вверх - это здорово!
Если, обдирая пальцы, локти, коленки, ты поднимаешься вверх - это здорово! 
Несмотря на то, что так противно "сосет под ложечкой" от страха.

... Дождь. Солнце. Лес. Река. Скалы. Рядом мудрые, чуткие, сильные взрослые и  трепетные, ищущие, делающие себя дети. Да нет, уже не дети. Но пока еще не взрослые. Они в пути...


Елизавета СОКОЛ
Фото: из личного архива автора.
Август 1994 года
Белорецк - Магнитогорск
 
 
Опубликовано в газете "Магнитогорский рабочий"

 
« Пред.   След. »