Свой взгляд arrow Земляки arrow Шаги вперед
Шаги вперед
Рейтинг: / 17
ХудшаяЛучшая 
Автор Елизавета СОКОЛ   
28.04.2009 г.
… Его представлять не надо. Потому что потому, что за два прошедших года, имя Ильи Пономарева, начальника управления архитектуры и градостроительства администрации города Магнитогорска, главного архитектора города, кандидата архитектуры, довольно часто появлялось на страницах городских СМИ.

Он выбрал непростую (хотя, легких, наверное, и не бывает) профессию. Основное ее предназначение - формирование пространства жизнедеятельности человека.  А пространство жизнедеятельности – это населенные пункты, комплексы, здания, сооружения, ландшафтные композиции...

… Мы все хотим жить в комфортном и красивом городе. Но мы - очень разные. Поэтому и понятие «комфортное пространство жизнедеятельности»  у нас сильно разнится… Поэтому, создание Генерального плана развития города – дело не только архиважное, но и архисложное.
Важное – потому, что архитектурное пространство включает в себя множество объектов, между которыми устанавливаются отношения, существующие во времени. 
Сложное – потому, что наши предшественники оставили нам удивительный город, некоторые районы которого до сих пор является образцом архитектуры для специалистов этой сферы деятельности во многих странах. Значит, надо и нам не ударить в грязь лицом – оставить потомкам не менее великое творение.  


О профессионализме

- После проведенного городской администрацией на тендерной основе конкурса, - рассказывает Илья Вадимович, - два института-победителя - Ленпромстройпроект и Санкт-Петербургский институт урбанистики – приступили к работе. Ленпромстройпроект сделал Генеральный план города, а Санкт-Петербургский институт урбанистики  сделал Правила застройки и использования территории.

- Как восприняли результаты работы наши специалисты?
- Без особенного восторга, и это было достаточно обоснованно. В новой России очень сильно изменились условия работы архитекторов. В Советском Союзе в институтах, типа Гипрогора (он сейчас стал институтом урбанистики) были целые группы, которые «курировали» города. То есть последовательно делали первый генплан,  затем – второй генплан, а, следовательно, знали эти города, что называется «как родные».
Помимо этого, была практика привлечения к проектной деятельности авторских  коллективов из самих городов. В состав такого авторского коллектива входили  главный архитектор города, представители городского Гражданпроекта и технических служб (Водоканал, Теплосеть и другие) - специалисты, владеющие такой информацией о городе, без которой проектные работы выполнить очень сложно.
Градостроительного проектирования в современном мире не может быть без анализа экономики и правовой ситуации, без проработки механизмов реализации
Когда Питерские институты очень прохладно отнеслись к нашему предложению о соавторстве, мы поняли, что будет много моментов, которые придется дорабатывать.
Так в принципе и произошло. Насколько могли мы, конечно, повлияли на стадии разработки, ну а остальное пришлось уже буквально волюнтаристски говорить: «Нет, давайте сделаем так! Потому что так, как вы рисуете, у нас никогда не будет!»  

- Профессиональный уровень, который вы предполагали увидеть в работе, оказался несколько ниже?
- Да, и значительно. Очень сильно «размылись» градостроительные кадры.
(Вздохнув) Ну, что могли – сделали. Не скажу, что недоволен полностью. Точнее будет так: у меня есть претензии к этим двум работам.
Но, тем не менее, важно, что была проведена корректура Генерального плана 80-х годов: мы внесли системные изменения в предыдущую концепцию.


О дорогах

- Какие системные изменения появились в новом генплане нашего города?
- В новом генплане появилась кольцевая структура,  которой никогда не было предусмотрено. Это принципиальный момент.
Дорога должна пройти через пятый мостовой переход, часть западной территории города – «Западный-1», «Западный-2» – и выйти за вокзал. Потом должна пролегать через  Северный переход, через основные проходные и на пятом мостовом переходе замкнуться через Зеленый лог.
Я считаю такую магистраль непрерывного движения более жизнеспособной концепцией, чем та магистраль непрерывного движения, которую рисовали по проспекту Карла Маркса на всех генпланах. Это нереализуемый план, хотя бы по той  причине, что не съехать, ни въехать на магистраль нельзя: она должна быть с развязками, а как это сделать – никто не думал. Поэтому планировать проспект Карла Маркса как магистраль непрерывного движения нельзя.
В новом генплане мы по чистой территории, не застроенной еще пока, не обремененной никакими проблемами, можем это реализовать. И эта дорога уже  сейчас частично выполняет функции транзита: в случае, когда «забит» юг, народ через это западное шоссе едет на улицу Тевосяна.
Если дорога будет полностью закольцована, то это будет серьезное решение проблем автомобилистов. И, в свою очередь,  разгрузит центр для общественного транспорта.

- Была бурная реакция горожан на предположение о ликвидации трамвайных путей.
- Тезис об упразднении трамвайных путей не стоял – речь велась об упразднении части трамвайных путей. И я считаю, что мы не очень выиграли оттого, что  свернули разговор к сохранению трамваев.
В плане речь шла о переходе на троллейбусное обслуживание население, с сохранением в одном или двух местах на расчетный срок трамвайных линий.
Троллейбус гораздо удобнее как городской транспорт. Приведу только два аргумента. Во-первых, он ходит не по центру улицы, не по скоростной ее части. Во-вторых, он высаживает пассажиров на тротуары, а не на проезжую часть. У этого вида транспорта есть и другие преимущества.
На данный момент, учитывая планировочную специфику города, троллейбус «проиграл» трамваю по экономическим показателям.


О жилищном строительстве

- Что еще, на ваш взгляд, есть принципиально нового в генплане?
- Первое. Изменение структуры жилищного строительства на прямо противоположное тому, что было раньше. В будущем предполагается приближение к пропорциям: 40 и 60, где 40 процентов – это многоэтажное, многоквартирное жилье, а 60 процентов – это частные застройки.
Второе. Отказ от микрорайонной застройки. Больше микрорайонов, кроме 147, 148, 149, мы не планируем.
Вся дальнейшая застройка будет идти как застройка квартальная.

- В чем отличие микрорайонной застройки от квартальной?
- Микрорайон – это планировочная единица от 7 до 30 га, которая исключает внутренний транзит и всеми сторонами выходит на магистральные улицы.
Квартал – это планировочный элемент от 2 до 5 га, связь между которыми обеспечивается жилыми улицами. При такой застройке школы, а иногда и садики являются самостоятельными кварталами, образуют замкнутые социальные группы. Это более благоприятное в социальном плане пространство, своеобразная буферная зона, которая выполняет еще и воспитательную функцию. Новое строительство будет вестись по аналогу застройки Ленинского района. Конечно, строительство будет идти в новых материалах, но типология планировочная такая же. Я считаю, что это серьезный шаг вперед.
Еще один момент. Растет спрос на строительство индивидуального малоэтажного жилья. Только надо не втискиваться эти дома в свободное пространство, как это сейчас  происходит на поселке Крылова, а нормально строить на специально для этого площадках.

- Вы считаете, что так можно застраивать целые районы?
- Это совершенно нормальное решение, половина Лондона так застроена.
Таунхаусы (блокированные 2-3-этажные дома с палисадниками) - очень комфортная среда. При условии, что это строительство не перемешано с другими типами застройки. Здесь  высокий уровень социального контроля: как раньше было в подъездах, когда все друг друга знали. Понятно, что это территория бизнес-класса, но это типовые постройки.

- Но ведь уже есть в городе места, застроенные коттеджами.
- Коттедж – это достаточно роскошный дом. А таунхаус может иметь и централизованное отопление, и централизованные системы газообразования – это значительно удешевляет стройку. Плюс общие стены, плюс минимум затрат на земельный участок – там нет огородов.
При этом не требует высокой квалификации строителей - высотные работы не выполняются, башенные краны не требуются…
У такого типа застройки масса преимуществ.


Об изменении статуса города

- Как наш генплан восприняли в Челябинске?
- Очень хорошо! Губернатор был в восторге, когда мы докладывали.
Сначала докладывал заместитель главы города по имущественным и правовым вопросам Виталий Николаевич Сидоренко отдельно по концепции транспортной структуры, учитывая функции города как зонального центра.

- Поясните, пожалуйста.
- Мы рассматриваем Магнитогорск немножко шире, чем просто город.
Город Магнитогорск в определенном смысле выполняет столичные функции для территории от Пласта - на севере до Сибая - на юге, от Карталов - на востоке и до Белорецка - на западе. Зона влияния определяется 2-часовой доступностью автомобиля. Если надо в больницу, сделать дорогостоящие покупки, сходить в театр… - люди поедут не в Уфу, не в Челябинск, не в Оренбург, а в Магнитогорск. Поэтому агломерация рассчитана на 600-630 тысяч человек.
Потом докладывал я концепцию размещения малоэтажного строительства в Магнитогорске.
Петр Иванович поддержал нас.

- Приятно слышать, что результат работы получил высокую оценку  губернатора области.
Илья Вадимович, а позиционирование Магнитогорска как зонального центра, дает нам больше возможностей на получение финансовой поддержки из областного бюджета?

- Я думаю, что пока – это просто изменение самосознания. А когда такое  произойдет, тогда можно будет говорить об увеличении финансовой поддержки.   Если мы, как чиновники, будем себя выше позиционировать, то нам проще будет и доказать, что нам больше требуется.   

- Идея позиционировать наш город как зональный центр уже звучала в середине 90-х годов прошлого столетия.
- Идея такая была еще в тридцатых годах разработана. Тогда в Магнитогорский район входила территория, начиная от Пласта и кончая Сибаем, включая Белорецк.
С учетом освоения всей этой территории  был сделан  первый Генеральный план города.
Тогда, кстати, была обозначена и дорога Магнитогорск - Сибай - Орск, которая сейчас, в рамках проекта «Урал промышленный – Урал полярный» будет построена.
Вторая дорога, в другую сторону, Магнитогорск – Учалы – Миасс и дальше, на север, вплоть до Приобья и Ямала - тоже заложена в проект.
Это тот самый «коридор», который был концептуально разработан в 30 годы. А мы только сейчас начинаем это осуществлять… Все новое – это хорошо забытое старое.
Есть еще один из основных тезисов, который мог бы кардинально изменить жизнь  нашего города. Мы об этом много говорили, и, к счастью, это уже и у областных чиновников в деловой риторике тоже появляется: построение транзитного коридора Москва – Уфа – Астана через Магнитогорск. Если возникает еще один трансконтинентальный коридор, то статус города и его устойчивость во времени и пространстве повышается на порядок. Так происходит с каждым городом, который расположен на магистрали.
Пример города, которые оказался не на магистрали – Троицк. Сто лет назад он был более значим, чем Челябинск. Когда через Челябинск прошел «Транссиб», ранее подчиненный город превратился в областную столицу.  А Троицк за последние сто лет почти не изменился, по сути.
Другой пример – Екатеринбург. В самый богатый город Урала его превратил не промышленный потенциал, а наличие транзитных составляющих.
Если действительно эти два больших пересечения состоятся в Магнитогорске, город претендует на серьезные перспективы развития. Тогда можно будет говорить и о развитии всех сфер - банковской, юридической, предпринимательской – любой другой, которая могла бы только быть!
21 век – это не век производства и сбыта. 21 век – это век перевозок, транспорта, контактов, транзитов. Сейчас значимость города определяется возможностью контактов, а не количеством произведенной продукции на душу населения.


О сроках реализации

- У города есть Генеральный план. Есть какой-то примерный строк его реализации?
- Да. Первая очередь - до 2015 года. За это время должен быть создан транспортный каркас, заложенный в Генеральный план. Объем жилищной обеспеченности должен возрасти до 25 квадратных метров на человека. Должен быть завершен снос или реконструкция ветхо-аварийного жилья. Должны быть окончательно решены границы города и сформированы правила взаимоотношений с прилегающими муниципальными образованиями.
А дальше – еще на 10 лет идет прогнозная стадия (не проектная, а прогнозная). Это значит, что путем опережения развития инфраструктуры должен быть создан благоприятный климат для развития деятельности во всех направлениях, начиная от  предпринимательского, заканчивая культурным и образовательным. Магнитогорск должен стать красивым, комфортным, безопасным.
Проектировать что-то на более длительный срок неэффективно, потому что даже в рамках реализации того, что мы уже нарисовали, нынешняя экономическая ситуация внесла более, чем серьезные коррективы.

- До последнего момента город активно строился. В уже начатые проекты вносятся какие-то изменения в связи с тем, что мы уже знаем, каким должен быть Магнитогорск к 2015-2025 годам?
- На сегодняшний момент поселки Нежный, Западный и Южный Посад возникли не благодаря генплану. Но они уже укладываются в ту самую концепцию кольца поселков вокруг города, которая заложена в Генеральный план.
Если мы говорим о поквартальном строительстве, то эту концепцию выражал готовность реализовывать жилищно-инвестиционный фонд «Ключ» вместо 148 микрорайона.
Если мы начнем говорить о жилье повышенной комфортности, то в северном районе построен новый не панельный дом. Кирпичные дома, которые у нас появились в микрорайоне «Магнитный-1, 2, 3» – тоже серьезная заявка.
Это серьезные шаги вперед, движение к тому, чтобы мы хотели бы чаще видеть:  интересную архитектуру жилого дома. Отрадно, что мы перестали исключительно функцией обуславливать то, что мы делаем.


О реалиях бытия


- Во время нашей прошлой встречи мы с вами говорили еще и о «косметическом облике» нашего города: балконы, вывески, тротуары…
- На установление новых балконов два года мы разрешения не даем. К ликвидации уже установленных пока не приступили:   это очень болезненный процесс. Но на градостроительном совете эту проблему озвучивали и получили поддержку по программе реконструкции фасадов Ленинской части города.  Сейчас прорабатываем финансовую составляющую этой программы.
Время вносит изменения в первоочередные планы, но я думаю, что все равно будем в эту сторону двигаться. Тем более что люди хотят жить в красивом городе.
Что касается вывесок, баннеров… это не изменили. Есть паспорта фасадов,  пытаемся вносить коррективы в соответствии с этими документами.  
Сложность здесь еще и в том, что у нас все эти отношения регулируются Жилищным кодексом, а не Градостроительным. Человек имеет право изменять «лицо» здания с  минимальным набором документов. Но, к сожалению, это никак не украшает город. А несколько наших попыток системно подойти к оформлению какого-то фасада пока успехом не увенчались. Потому что собрать всех индивидуальных предпринимателей, которые занимают первые этажи - затея, близкая к безнадежной. Причем, мы предлагали расширение территории за счет не находящихся в собственности площадей при условии комплексного решения фасада. Считаю, что мы были близки к решению этого вопроса, но… думаю, что все отложится на ближайшие год-два в связи со сложившейся экономической ситуацией. Ведь предприниматели должны заплатить не за то, что им необходимо, а за то, что просто красиво.


И снова - о профессионализме

- Илья Вадимович, во время прошлой встречи мы с вами говорили о профессионализме тех людей,  которые выполняют проектные работы на городском уровне.   
- В этом направлении скачка не произошло, конечно. Тем не менее, у нас есть серьезные проектировщики: Гражданпроект, еще 2-3 организации, о которых можно говорить как профессиональных проектировщиках.  Сейчас мы приняли «Порядок документооборота», внедрена система «одно окно».
Теперь решили пойти дальше по такому, может быть, несколько формализованному пути, но, на мой взгляд, единственному, который может быть выходом из данной ситуации. Рассмотрение проектной документации будет проводиться только при наличии сертификатов у проектировщиков. То есть, под проектом, рядом с фамилией ГИПа (главного инженера проекта) должен стоять номер сертификата.
А чтобы получить сертификат, нужно 5-10 лет отработать по специальности. И если люди будут получать сертификаты (это не простая задача, я в свое время получал), то под чем попало подписываться не будут.
А сейчас, когда ученик 5 курса расписывается в качестве ГИПа, вряд ли он осознает недостаток своего образования и понимает, что несет еще и уголовную ответственность за последствия своей деятельности.  

- Не боитесь обвинений, что «душите» молодые, перспективные  кадры?
- Нет. Это давно апробированная методика, которая используется во всем мире. В развитых странах нет лицензирования, но есть персональная сертификация и страхование профессиональной ответственности. А страховая компания лучше любой лицензионной организации проверит состояние организации – ей свои деньги платить.
Это нормальный путь, по которому нам бы надо двигаться. Я считаю, что эта система сдержек и противовесов, основанная на рыночных механизмах, будет работать лучше любого государства.
Провозглашенная система отмены лицензирования и переход в саморегулирующую организацию, меня сильно пугает. Что предлагается: сами строители будут себя регулировать. Попахивает сторожащим капусту козлом…

- В прошлый раз выговорили о желании видеть в своем управлении высококвалифицированный кадры, обладающие высоконравственными качествами.
- За это время появилось всего несколько новых сотрудников: найти профессионала на муниципальную службу очень сложно.

- Почему? Разве для ваших подчиненных в управлении архитектуры и градостроительства администрации города Магнитогорска не открываются перспективы профессионального роста?
- Это зависит от того, к чему человек стремится. В управлении – работа по жесткому графику до 7-8 вечера и  достаточно «сдержанная» зарплата. Объем работы большой: через управление проходит 1 400 документов в месяц, это около 70 в день. Их же не просто надо подписать - их надо подготовить, обдумать, что-то в них внести…
Если кто-то рвется сюда из других соображений,  ему нечего здесь делать.
Есть люди, деятельность которых основана на альтруизме, для которых это призвание. Но таких остается все меньше и меньше: молодежь достаточно твердо «заточена» в сторону благополучной жизни.


О личном

- Вы в город вернулись недавно. Когда мы начинаем новое дело, у нас есть определенный ожидания, задор, надежда. Потом проходит какое-то время -  эмоциональная составляющая немножко оседает, появляется каждодневная текучка… И вдруг, через какое-то время, ты ясно понимаешь, что как-то вот оно не так, как я ожидал… У вас такие изменения не произошли? Все, что удается сделать – это то, что вы знали, предвидели?
- На самом деле у меня нет разочарования городом, людьми, работой. Я, конечно,  на порядок недооценил объем загруженности. Причем загруженности не творческой работой, а вот этой повседневной текучкой.
С другой стороны, понимаю, что тут гораздо больше всяких формальностей. И надо  организовать весь этот процесс с целью упрощения.
В коммерческой организации все было гораздо проще: сам себе хозяин. Сказал:  «Так!» – все делают «так». Сказал: «Вот так!» – все делают «вот так». Не понравился человек – уволил, понравился – повысил.
Гораздо сложнее все эти взаимоотношения и мотивацию выстраивать в правильные схемы в чиновничьем аппарате. Тем более учитывая, что они с неизбежностью должны быть постоянно подконтрольны, полностью соответствовать действующим  законам и нормативными документами, и по большому счету, с пониманием ответственности по делегированным полномочиям.
То есть, там ты ошибся – значит, ошибся. Ну денег потерял.
А тут ошибся – это, по сути, кому-то очень сильным способом навредил. А это -  неправильно.
Объективно – я не разочаровался. Досаду немножко вызывает то, что меня очень сильно привлекала экономическая мощь города как потенциальная основа для развития, инноваций, всяких новых проектов.
Сейчас – тяжелая ситуация. Но я думаю, что это временное явление.

- Исходя из того, что вы рассказали - нагрузка большая. А как вы отдыхаете? Как любите проводить свободное время, отпуск?
- Отдыхать удается по неделе - по две, это максимум. У меня есть два варианта отдыха – либо мужская компания, либо семья.
(Смеется) Но мне надо что-нибудь такое активное, чтобы уж… отчебучить такое… чтобы потом еще неделю на работе отдыхать. Нет, серьезно – хотя бы отключиться полностью. Я в горы залезаю практически всегда - у меня такой метод релаксации и  зимой, и летом. Вот в конце сентября ходили на неделю Северо-Чуйский хребет. В какие-то невероятные дебри залезли!
А с семьей успели в Египте позагорать, в Хорватии позапрошлым летом побывали. Это другой формат немножко, но тоже хорошо:   можно отключиться от проблем.  Единственное - сотовый телефон не надо брать с собой.

- У вас за спиной висит портрет. Во время нашей прошлой встречи, по-моему, портрета не было?         
- Нет.

- А почему - Медведев?
- Подарили. Честно.

- Он так хорошо смотрит на меня. Это хорошая поддержка мне, как вашему собеседнику. А вы к нему - спиной. Вас это не смущает?
- (Смеется) Так я ведь тоже его поддержку чувствую!

Елизавета СОКОЛ
Фото: Евгений ПОТАПОВ
Ноябрь 2008 года
Магнитогорск
Опубликовано в журнале «Партнер»
См. по теме:
Застывшая музыка души...


 
« Пред.   След. »