Свой взгляд arrow Гражданское общество arrow "Вы гарантируете мне безопасность?"
"Вы гарантируете мне безопасность?"
Рейтинг: / 34
ХудшаяЛучшая 
Автор Елизавета СОКОЛ   
27.04.2010 г.
 
Такой вопрос часто задают люди, которые в силу разных обстоятельств становятся свидетелями преступления, а потом должны дать показания в ходе следствия и выступить в суде. И что бы ни ответили на этот вопрос сотрудники следственных органов, практика показывает, что нет на данный момент механизма, который оградит от нападок, угроз, давления со стороны обвиняемого.

Своими размышлениями на эту тему делится Наталья Кравчук, сотрудница Московской Хельсинкской группы:

Image- Вопрос о безопасности, в том числе о защите от давления на свидетелей и потерпевших, которым предстоит давать показания или уже давших показания, становится сегодня насущным. Это объясняется тем, что одной из самых распространенных причин отказа человека от обращения за судебной защитой и выполнения возлагаемых на него процессуальных обязанностей является обоснованное опасение за свою жизнь, собственность, жизнь и здоровье своих близких вследствие угроз насилия и совершения других противоправных действий со стороны преступников.
В этой ситуации правоохранительные органы вынуждены применять меры безопасности без соответствующих правовых оснований: неуказание в приложении к обвинительному заключению местожительства потерпевших и свидетелей, изменение места работы защищаемых лиц, замена документов на новое имя, в Вооруженных силах - откомандирование в другую войсковую часть, перевод на новое место службы.

В настоящее время российское законодательство не обеспечивает (а зачастую даже затрудняет) в достаточной мере реализацию правовой защиты указанных лиц. В действующем российском уголовно-процессуальном законодательстве существуют нормы, которые, по мнению теоретиков и практиков, непосредственно столкнувшихся с проблемой организованной преступности, нуждаются в скорейшей модернизации. Так, например, неуказание места жительства или места нахождения свидетеля противоречит тексту ст. 205 УПК РСФСР (в приложении к обвинительному заключению), которая гласит: "В списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, указываются их местожительство или местонахождение и листы дела, на которых изложены их показания или заключения". Исполнение этой нормы приводит к тому, что, узнав из врученной копии домашние адреса наиболее опасных свидетелей, обвиняемый организовывает давление на них угрозами, подкупом, а случается, и убивает их.
При ознакомлении с материалами дела обвиняемый может узнать о местожительстве свидетелей также из протоколов допроса, поэтому ст. 201 УПК РСФСР тоже нуждается в изменении.

 

На Западе, прежде всего в США, проблема организованной преступности встала уже в 20-х годах, и на данный момент накоплен значительный, заслуживающий внимания российского законодателей опыт нейтрализации посягательств как на должностных лиц, так и на свидетелей и потерпевших. Сведения о личности свидетелей, потерпевших, их местопребывании в необходимых случаях сохраняются в тайне, а их самих берут под охрану.
Когда есть основания опасаться расправы над свидетелями за их уличающие показания (такие опасения возникают относительно свидетелей из числа бывших соучастников, согласившихся сотрудничать с полицией, а также внедренных в преступные группы полицейских агентов и осведомителей), принимаются меры, чтобы подсудимым и связанным с ними лицам оставались неизвестными сведения о личности свидетеля в ходе судебного разбирательства, а после суда свидетелю и членам его семьи предоставляется возможность оформить личные документы на другую фамилию, временно или навсегда переехать на жительство в другую местность или в другую страну и так далее, вплоть до пластических операций. Все это обходится очень дорого, но признается оправданным для эффективной охраны лиц, участвующих в уголовных делах.
Чтобы избежать оглашения сведений об осведомителе, полиция, поддерживающая обвинение, предпочитает, чтобы он вообще не выступал в качестве свидетеля в суде. А если полученные от него сведения имеют важное значение для дела, в качестве свидетеля может выступить сотрудник полиции, который принял донесение от осведомителя и на основе длительной работы с ним может засвидетельствовать надежность этого источника.

 

В ряде бывших союзных республик создание процессуальных защитных мер происходит довольно активно. Так, в Латвии в протоколах следственных действий вместо фамилии свидетеля можно указывать псевдоним, в Литве - изменять его анкетные данные.

 

В российском законодательстве конституционное право граждан на доступ к правосудию не имеет достаточного правового механизма реализации. Роль государства как гаранта реализации этого права требует разработки такого механизма, одним из главных факторов которого будет обеспечение безопасности лиц, содействующих правосудию.

 


Елизавета СОКОЛ
Иллюстрации: Александр ПЕТРОСЯН (Санкт-Петербург, Россия)
Июль 2000 года
Москва - Магнитогорск

 

 

Опубликовано в газете "Магнитогорский рабочий"


 
« Пред.   След. »